16+

Мандельштам и футбол

Владимир Губайловский 15.08.2015 4:01:59
 
 

В прошлом году в “Новый мир” поступила статья коллектива авторов Алсу Акмальдиновой, Олега Лекманова и Михаила Свердлова “Одна игра английская…” (Футбол в русской поэзии Серебряного века). "Новый Мир", 2014, № 7. Статья - замечательная, авторы - серьезные филологи. И они аккуратно указали все источники цитат.

А в “Новом мире”, как в хороших научных журналах, есть библиографическая проверка. И есть редактор-библиограф замечательная Наталья Аркадьевна Кайдалова. 


В прошлом году в “Новый мир” поступила статья коллектива авторов Алсу Акмальдиновой, Олега Лекманова и Михаила Свердлова “Одна игра английская…” (Футбол в русской поэзии Серебряного века) (“Новый Мир”, 2014, №7) Статья - замечательная, авторы - серьезные филологи. И они аккуратно указали все источники цитат.

А в “Новом мире”, как в хороших научных журналах, есть библиографическая проверка. И есть редактор-библиограф замечательная Наталья Аркадьевна Кайдалова. Когда поступает статья ее текст обязательно передается библиографу, и Наталья Аркадьевна отправляется в библиотеки сверять цитаты.

Работа это трудная и кропотливая. В некоторых статьях насчитываются десятки источников. И все их надо проверить. Другое дело, что это не всегда удается, но мы стараемся.

В статье “Одна игра английская…” при проверке все в основном подтвердилось . Кроме одной цитаты. Но какой! Разночтения были найдены в публикации стихотворения Осипа Мандельштама “Футбол”.

Вот как привели это стихотворение авторы статьи.

Рассеян утренник тяжелый.
На босу ногу день пришел.
А на дворе военной школы
Играют мальчики в футбол.

Чуть-чуть неловки, мешковаты,
Как подобает в их лета,
Кто мяч толкает угловатый,
Кто охраняет ворота...

Любовь, охотничьи попойки —
Все в будущем, а ныне — скорбь;
И вскакивать на жесткой койке.
Чуть свет, под барабанов дробь.

Увы, ни музыки, ни славы!
Так, от зари и до зари,
В силках науки и забавы
Томятся дети-дикари.

Осенней путаницы сито.
Деревья мокрые в золе.
Мундир обрызган. Грудь открыта.
Околыш красный на земле

Со ссылкой на источник: “Златоцвет”, 1914, № 4, стр. 6.

Наталья Аркадьевна нашла в РГБ 4-й номер “Златоцвета” и стала сверять текст. К сожалению, в найденном экземпляре страница 6 оказалась порванной и подклеенной. И текст в одном четверостишии читался неуверенно. И читался несколько иначе, чем в приведенном филологами варианте.

Чуть-чуть неловки, мѢшковаты,
Какъ подобаетъ въ ихъ лѢта,
Кто мячъ толкаетъ узловатый,
Кто охраняетъ ворота...

Разночтение в одном слове - не “угловатый”, а “узловатый”.

Мы списались с авторами статьи, они нам ответили, что вероятно, это опечатка. Уверенности в том, что мяч именно “узловатый” у нас не было (как я уже говорил, текст именно в этом месте попорчен).

Ну “угловатый”, так “угловатый”. Так и напечатали.

Но Наталья Аркадьевна не оставила свои попытки и нашла другой экземпляр “Златоцвета”, где уже никаких дефектов не было.

Вот эти страницы.

Титульный лист альманаха "Златоцвет", 1914, № 4.

"Златоцвет", № 4, страница 6.

Стихи Мандельштама.

(Подчеркивание мое - В,Г.)

Никаких сомнений нет. В “Златоцвете” напечатано “узловатый”, и если давать ссылку на это издание, то строку надо приводить именно так: “Кто мяч толкает узловатый”.

На первый взгляд, мяч ну никак узловатым быть не может, впрочем и угловатым он вроде бы тоже быть не должен. Мяч - он круглый. Но это он в идеале круглый, а вот какой он на самом деле?

Какой мяч видел Мандельштам?

Нас будет интересовать, как выглядел футбольный мяч в начале XX века.

Вот как его описывает Wikipedia (со ссылкой на авторитетные источники). Мяч состоял из двух основных частей - покрышки, которую сшивали из кожаных панелей, и резиновой камеры. Камеру помещали внутрь кожаной покрышки и накачивали, а потом трубку, через которую подавался воздух, убирали под шнуровку. Такая форма мяча в основном сохранялась более полувека.

Мяч уже в начале века (в 1914 году тоже) выглядел примерно так.

Можно ли такой мяч назвать “узловатым”?

Да, можно. И я играл в футбол в 1960-е и 1970-е годы именно узловатым мячом. Узел, который затягивал шнуровку, во время игры иногда выбивался наружу. Но не только поэтому мяч был узловатый. Когда мячом играли долго, шнуровка рвалась, и куски связывали узлами. Когда такой узловатый мяч прилетал тебе шнуровкой в физиономию, - ты эти узлы весьма болезненно осязал. Для игрока, например, для тех же мальчиков во дворе военной школы, мяч и был скорее “узловатым”, чем “угловатым”.

Можно ли такой мяч назвать “угловатым”?

Да, можно. Покрышка делалась из кожи, а когда кожа впитывает воду, мяч теряет круглую форму. А в мандельштамовском стихотворении - осень на дворе и довольно сыро, значит мяч, скорее всего, промок.

“Узловатый” мяч и “угловатый” мяч - это как бы две разных точки зрения на игру: изнутри (игроком) и снаружи (зрителем, которому шнуровкой вряд ли достанется).

Видимо, “узловатый” и “угловатый” - это два варианта между которыми колебался поэт. И оба эти варианта вполне отвечают реальности.

 

На заглавной картинке мяч 1900 года

На картинках в тексте мяч чемпионата мира по футболу 1930 года

 

Владимир Губайловский

 
 

Комментарии (0)

 
Яндекс.Метрика