ЛЕВ ГУМИЛЕВ
ПОИСКИ ЭВРИДИКИ
стихи
Автограф хранится в архиве Эммы Григорьевны Герштейн. Прислан ей автором с фронта в письме от 12 апреля 1945 года. На Великую Отечественную войну Лев Николаевич Гумилев (1912 — 1992) пошел добровольно после отбытия срока заключения в исправительно-трудовом лагере в Норильске и последующей высылки в Заполярье (см. воспоминания Э. Г. Герштейн “Лишняя любовь (Сцены московской жизни)”. — “Новый мир”, 1993, № 11, 12).


ЛЕВ ГУМИЛЕВ

ПОИСКИ ЭВРИДИКИ

Лирические мемуары


Вступление

Горели фонари, но время исчезало,

В широкой улице терялся коридор,

Из узкого окна ловил мой жадный взор

Бессонную возню вокзала.

В последний раз тогда в лицо дохнула мне

Моя опальная столица.

Все перепуталось: дома, трамваи, лица

И император на коне.

Но все казалось мне, разлука поправима.

Мигнули фонари, и время стало вдруг

Огромным и пустым, и вырвалось из рук,

И покатилось прочь — далеко, мимо,

Туда, где в темноте исчезли голоса,

Аллеи лип, полей борозды.

И о пропаже мне там толковали звезды,

Созвездья Змия и созвездья Пса.

Я думал об одном средь этой вечной ночи,

Средь этих черных звезд, средь этих снежных гор —

Как милых фонарей опять увидеть очи,

Услышать вновь людской, не звездный разговор.

Я был один под вечной вьюгой —

Лишь с той одной наедине,

Что век была моей подругой,

И лишь она сказала мне:

“Зачем нам трудиться да раниться

Бесплодно, среди темноты?

Сегодня твоя бесприданница

Домой захотела, как ты.

Там бредит созвездьями алыми

На окнах ушедший закат.

Там ветер бредет над каналами

И с моря несет аромат.

В воде, под мостами горбатыми,

Как змеи плывут фонари,

С драконами схожи крылатыми

На вздыбленных конях цари”.

И сердце, как прежде, дурманится,

И жизнь весела и легка.

Со мною моя бесприданница —

Судьба, и душа, и тоска.





 
Яндекс.Метрика