Галина Дядина
ВСЕ ЛЕГЛИ. А СОЛНЦЕ СЕЛО
стихи

Галина Дядина (Гринченко Галина Сергеевна) родилась в районном поселке Шатки Горьковской области в 1979 году. В раннем детстве переехала с родителями в Арзамас, где окончила школу с углубленным изучением английского языка и филологический факультет Арзамасского государственного педагогического института им. А. П. Гайдара. Первые публикации стихов для детей появились в петербургском журнале «Костер», затем — в «Кукумбере», «Мурзилке», «Веселых картинках» и других изданиях. Первая книга — «Воздушные змеи» — была издана в Арзамасской типографии на средства автора. Начиная со сборника «Три подушки» (2009) книги Галины Дядиной выходят из печати постоянно: «Если я во сне летаю», «Пуговичный городок», «Книжка в тельняшке (морская азбука)» (вошла в список выдающихся детских книг мира «Белые вороны-2011», ежегодно составляемый Мюнхенской международной детской библиотекой Internationale Jugendbibliothek), «Уважаемые мишки», «Елкины игрушки от пола до макушки». В соавторстве с Андреем Усачевым изданы сборников стихов «Звездная книга», «Музыкальное дерево», «В Эрмитаж пришел поэт» и «Английская каша».

Финалист литературных конкурсов «Алые паруса» (произведений для детей и юношества), «Новая детская книга» издательства «РОСМЭН», лауреат литературных премий Маршака в номинации «Самый яркий дебют года» (2014) и Корнея Чуковского в номинации «Премия детского жюри “Золотой крокодил”» (2015).

Живет в Арзамасе. Воспитывает сына и дочь.



Галина Дядина

*

ВСЕ ЛЕГЛИ. А СОЛНЦЕ СЕЛО



Открывая очередной выпуск нашего Seminarium’а (то есть «Детской комнаты»), я сразу вспомнил, как радостно отзывался зал, когда на присуждении Галине Дядиной премии Корнея Чуковского я, ликуя, читал со сцены ЦДЛ ее стихи об осьминоге и о весне, которая не наступила. И, конечно же, мое любимое — про полеты во сне:


Если я во сне летаю,

Набираю высоту,

Обгоняю птичью стаю —

Это значит, я расту.

Мне один приятель метко

Так сказал (и был он прав!):

«Мышь во сне летала редко,

Чаще всех летал жираф!»


Однажды Михаил Давидович Яснов так прямо и воскликнул, что Дядина уверенно идет на смену всем — и ему, и «Усачеву — всем-всем!» Кстати, другого нашего безусловного классика детлита — Андрея Алексеевича Усачева Галина считает своим главным учителем и всегда говорит о том, что стала писать для детей именно благодаря ему. Галя удивительно сочетает в своем искусстве два таинственных вещества — лирики и игры. «В ее стихах ярко проявилось еще одно необходимое качество детского поэта, — писал о Галине Дядиной Михаил Яснов, — она переполнена детским, удивительным, всеобъемлющим счастьем, и оно так здорово транслируется, так мощно передается читателям, что все мы оказываемся буквально в плену у этой радости и трогательности, у этого удивления и восторга».

Продолжая разговор об удивительных сочетаниях, скажу о прозе Анны Ремез. Когда в прошлом году вышли две ее книги — тревожная, даже жестковатая повесть «Пятнадцать» (о трудном взрослении девочки-подростка) и нежная, «материнская» книжечка «Волны ходят по четыре», я, прочитав их одну за другой, чуть не напомнил сам себе финальную сцену из «Ревизора». Неужели это писала одна рука? Ну да, одна. «Я продолжала спускаться по возрастной линейке, пока не почувствовала себя на своем месте. Моя аудитория — где-то между восемью и четырнадцатью годами», — сказано в ее недавней «Автобиографии».

Сердечно благодарю обеих писательниц за возможность представить в нашей «Детской комнате» их новые, совсем недавно созданные сочинения.


Павел Крючков




Качели


Качели!

Качели!

Весь день!

Без предела!

Я дырку!

В сиденье!

Уже!

Просидела!

Ладони!

В мозолях!

Колени!

До хруста!

А яблок-то!

В кронах!

А запах!

А вкус-то!

Туда!

И обратно!

Виляет!

Причёска!

А чей там?

Воланчик?

Поймала!

Берёзка!

И плещется!

Кто там?

На солнечном!

Пляже!

Идёт!

По грибы!

И по ландыши!

Даже!

Жуёт!

Шашлыки!

У костра!

До заката!

Ау!

Я лечу к вам!

Ловите!

Ребята!



Слонёнок


Родился у мышки слонёнок-малыш!

В мешке прошлогодней картошки.

Ой-ой… — прошептал он.

Какой я глупыш! —

И тут же родился…

У кошки!

Ай-ай… — испугался он двух фонарей,

Сверкающих зорко во мраке.

И снова родился на свет поскорей…

У хмурой лохматой собаки!

Ну, что за р-р-ребёнок!

Р-р-растяпа, балбес! —

Сердито она зарычала.

И бедный слонёнок

От страха исчез,

Пытаясь родиться сначала.

Волчица, медведица, львица его

Едва не порвали на части,

Приняв за проказы и за баловство

Такие нежданные «здрасьте».

Лупили, топтали, бодали, вертя,

Дурашку все мачехи лихо,

Пока не прижала родное дитя

К себе наконец-то слониха.

Ну, где же ты был,

Дорогой мой сынок?

Тебя прождала я два года!

Ах, мамочка, просто

Я раньше не смог!

Мудреная штука — природа.




* *

*


Все легли. А солнце село

Где-то с краешка земли

И тихонечко смотрело

На степные ковыли,

На леса, оврагов ямы,

Речки в гущах камышей,

Как глядят ночами мамы

На уснувших малышей.

Любовалось мирной грёзой,

Успокоившись душой

За улёгшиеся грозы,

За мятежный мир большой.

И цикадой стрекотала

До зари земная ось.

Всё ворочалось устало.

Только солнце поднялось.





На балконе


Ура ночёвке на балконе!

В гамак с подушкой до утра!

Сто тысяч звёзд на небосклоне —

Иных миров прожектора!

С собой часы, фонарик, фляжка,

Чуть подогретый пирожок.

Темнеет двор, пятиэтажка,

И до луны — один шажок.

А чудный сон всё ниже, ближе.

Почти сомкнулись щёлки век.

Лишь не упали б с полки лыжи

В тиши как на голову снег.



Из цикла

«Были и враки о Бряке и Шмяке»




* *

*


Давай, — придумал как-то Бряк, —

Дрессировать ворон?

Ворона, сядь!

Ворона, ляг!

Ворона, на поклон!


Её консервы за кольцо

Научим открывать!

Сносить куриное яйцо!

И тапки подавать!


Пусть ярких, красочных птенцов

Вдруг выведет она

И всем чудес, в конце концов,

Накаркает сполна!


Потопом хлынет к нам успех

Со всех краёв земли!

Во льдах пингвины скажут: «Эх!

Курли-бурли-мурли!»




* *

*


Хочу, — сказал однажды Бряк, —

Гимнастом я побыть!

А ты мне хлопай, Шмяк, вот так:

«Хлобысь-хлобысь-хлобысь»!


Я покажу смертельный трюк

С улыбкой на губах,

А ты волнуйся: «Ах, а вдруг

Сейчас он как бабах!»


Я буду сказочно хорош,

Порхая вверх и вниз!

Платочком слёзы ты утрёшь

И крикнешь: «Браво, бис!»


Я поклонюсь тебе в ответ

Красиво, как король,

А ты подаришь мне букет

Конфет за эту роль.




* *

*


Сдавайся! — крикнул как-то Шмяк,

Схватив бананольвер.

А Бряк его — «кусь-кусь», «мяк-мяк» —

И вот вам шкурка, сэр!


Бананосаблей бой начав,

Буянил Бряк: «Ура!»

А Шмяк её — «ням-ням», «чав-чав» —

И вот вам кожура!


Тут вынул Шмяк бананомат,

А Бряк — бананомёт,

Тревожась, чей быстрей съедят,

Волнуясь, чья возьмёт?


Кусь-кусь-ха-ха!

Ням-ням-хе-хе! —

Объелись, как слоны,

И расползлись по шелухе

Банановой войны.




 
Яндекс.Метрика