Данте Габриэль Россетти (1828 — 1882)
СЕСТРИЦА ЭЛЕН
поэма в переводе

Данте Габриэль Россетти (Dante Gabriel Rossetti) — один из крупнейших английских поэтов, переводчик, живописец и иллюстратор. Один из основателей «Братства прерафаэлитов». В своей поэзии и живописи утверждал чистоту искусства, свободного от академизма, воспевал романтику Раннего Возрождения.

«…В те дни, когда в Англии поэтическая оригинальность, как казалось, получила самое широкое распространение, явился некий новый поэт с построением и мелодикой стиха, словарем и интонацией неповторимо своеобразными, однако очевидно отказавшийся от любых формальных ухищрений, призванных привлечь внимание к автору: его интонация воспринималась скорее как свидетельство достоверности живой естественной речи, а сама эта речь представлялась совершенно непринужденным выражением всего того поистине чудесного, что поэт реально увидел и почувствовал» (Уолтер Патер).


Данте Габриэль Россетти

(1828 — 1882)

*

СЕСТРИЦА ЭЛЕН

Перевод с английского и послесловие Максима Калинина





* *

*

Оплавлен в третий раз тобой,

Сестрица Элен,

Тот человечек восковой.

По разу в день. Три дня — долой,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Три дня прошло. Ад — Раю сопределен!)

Коль ты закончила свой труд,

Сестрица Элен,

Позволь — я поиграю тут.

Знай — тишину под вечер чтут,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Днесь — третья ночь. Ад — Раю сопределен!)

К вечерне бьют колокола,

Сестрица Элен,

До них фигурка оплыла?

Молчи. Я в срок успеть смогла,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Про что молчать? Ад — Раю сопределен!)

Лепных трудов твоих венец,

Сестрица Элен,

Оплыл в тепле, совсем — мертвец.

Какой из них? Кто не жилец,

Мой братец милый?

(Святые силы!

О ком она? Ад — Раю сопределен!)

Каркас в прозрачном тельце стал,

Сестрица Элен,

Вблизи камина ярко ал.

Должно быть, кровь в себя впитал,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Всю кровь вобрал! Ад — Раю сопределен!)

Гляжу, влечёт тебя ко сну,

Сестрица Элен,

Тебя оставлю я одну.

Я прямо на полу вздремну,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Поди усни! Ад — Раю сопределен!)

Я на балконе в час ночной,

Сестрица Элен,

Стою лицом к лицу с луной.

Что видишь? Поделись со мной,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Что прячет ночь? Ад — Раю сопределен!)

Качают сосны головой,

Сестрица Элен,

И звёзды вьются в плясовой.

Что вкралось в шёпот ветровой,

Мой братец милый?

(Святые силы!

Что шепчет ночь? Ад — Раю сопределен!)

Доносит ветер конский топ,

Сестрица Элен,

Три всадника пошли в галоп.

Скажи — откуда, знать мне чтоб,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Откуда мчат? Ад — Раю сопределен!)

Мчат с Бойна, где холмов гряда,

Сестрица Элен,

Один уже примчал сюда.

Таких встречал ли ты когда,

Мой братец милый?

(Святые силы!

Кто в гости к нам? Ад — Раю сопределен!)

Всех обогнал истхольмец Кит,

Сестрица Элен,

Конь белой гривой знаменит.

Знать — пробил час, коль так спешит,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Чей пробил час? Ад — Раю сопределен!)

Он поднял руку. Дай ответ,

Сестрица Элен,

Сойдёшь во двор, под лунный свет?

Роса ночная мне во вред,

Мой братец милый.

(Святые силы!

В чём тут подвох? Ад — Раю сопределен!)

Кричит набитый ветром рот,

Сестрица Элен,

Что Кит из Иверна — умрёт.

Как мы с тобою в свой черёд,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Как ты и я! Ад — Раю сопределен!)

Он слёг, недуг в груди влача,

Сестрица Элен,

Сгорел в день свадьбы, как свеча.

Видать, невеста горяча,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Всю свадьбу — в дрожь! Ад — Раю сопределен!)

Он третий день лежит пластом,

Сестрица Элен,

И смерть зовёт всем существом.

Зови — и гостья будет в дом,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Зови — придёт. Ад — Раю сопределен!)

Его моленьям нет числа.

Сестрица Элен,

Чтоб ты проклятие сняла.

Моя мольба первей была,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Всё слышит Бог. Ад — Раю сопределен!)

Пока на нём проклятья след,

Сестрица Элен,

Живой душе исхода нет.

Так что ж мне, стать убийцей? Нет!

Мой братец милый.

(Святые силы!

Исхода нет! Ад — Раю сопределен!)

Он бредит именем твоим

Сестрица Элен,

Кричит, что пламенем палим.

Не всё сжигать сердца другим,

Мой братец милый.

(Святые силы!

На сердце гарь! Ад — Раю сопределен!)

Кит из Вестхольма в скачке раж,

Сестрица Элен,

Белеет в сумраке плюмаж.

Мой час счастливый не мираж,

Мой братец милый.

(Святые силы!

В чём счастье здесь? Ад — Раю сопределен!)

Коня он резко осадил,

Сестрица Элен,

Но на ветру слова — в распыл.

Внимай, внимай, что станет сил,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Лишь ветра шум. Ад — Раю сопределен!)

Больного взор почти угас,

Сестрица Элен,

Явись ему в последний раз.

Душе его не нужно глаз,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Ищи в душе. Ад — Раю сопределен!)

Тебе он шлёт монеты часть.

Сестрица Элен,

Сложи с твоей — должны совпасть.

Уносит Бойн былую страсть,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Уносит прочь. Ад — Раю сопределен!)

Твоё кольцо он шлёт назад,

Сестрица Элен,

С мольбой простить у входа в Ад.

Он всё вернёт мне, чем богат,

Мой братец милый?

(Святые силы!

Возврата нет! Ад — Раю сопределен!)

Достиг в страданиях он дна,

Сестрица Элен,

И грудь Любви от слёз влажна.

Слепа, как Ненависть, она,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Они в родстве. Ад — Раю сопределен!)

Там во дворе звенит уздой,

Сестрица Элен,

Из Кейта Кит, как лунь, седой.

Грядущий час — чреват бедой,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Пришла беда! Ад — Раю сопределен!)

Слетают с бледных губ слова,

Сестрица Элен,

Но слышно их едва-едва.

Он сам себе не голова,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Поблёк барон. Ад — Раю сопределен!)

Душе из тела не уйти,

Сестрица Элен,

О сыне просит он: прости.

Огонь простит. Душе — цвести,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Душа в пути. Ад — Раю сопределен!)

Отцу тревога тяжела,

Сестрица Элен,

Живой душе не делай зла.

Огню не сжечь души дотла,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Увы, увы! Ад — Раю сопределен!)

Старик колени в землю вмял,

Сестрица Элен,

Тебя с собой он к сыну б взял.

Куда пойду я — путь немал,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Пока дойдёшь. Ад — Раю сопределен!)

Небесный холоден огонь,

Сестрица Элен,

Под чёрной леди — чёрный конь.

В рассказе чёрный цвет затронь,

Мой братец милый.

(Святые силы!

О чёрном речь! Ад — Раю сопределен!)

Сорвало ветром капюшон,

Сестрица Элен,

У леди локон золочён.

Зрит Леди Иверн страшный сон,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Кошмар ночной! Ад — Раю сопределен!)

Как роза рдела под венцом,

Сестрица Элен,

А нынче — схожа с мертвецом.

Надежды миг перед концом,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Всего лишь миг! Ад — Раю сопределен)

К тебе протянута рука,

Сестрица Элен,

А в голосе сквозит тоска.

Постель ей брачная жестка,

Мой братец милый.

(Святые силы!

В постели — смерть! Ад — Раю сопределен!)

В седле сомлела вдруг она,

Сестрица Элен,

Её дыханье пьёт луна.

Знать, радости душа полна,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Душа нема. Ад — Раю сопределен!)

Её вестхольмец повезёт,

Сестрица Элен,

Ей поседеть настал черёд.

Пускай погуще снег пойдёт!

Мой братец милый.

(Святые силы!

Под снегом всё. Ад — Раю сопределен!)

Ты слышишь колокола звон,

Сестрица Элен?

Он не вечерней вдохновлён.

Он гулок так в час похорон,

Мой братец милый.

(Святые силы!

По ком звонят? Ад — Раю сопределен!)

Звук пробирает до нутра,

Сестрица Элен,

И рьян звонарь не от добра.

Гостям пора бы со двора.

Мой братец милый,

(Святые силы!

Давно пора! Ад — Раю сопределен!)

Старик с колен подвигнут встать,

Сестрица Элен,

И кони повернули вспять.

Решили призрака догнать,

Мой братец милый?

(Святые силы!

За тенью вскачь! Ад — Раю сопределен!)

Летят — седок за седоком,

Сестрица Элен,

Конь девушки — порожняком.

Кто в доме ждёт её пустом,

Мой братец милый?

(Святые силы!

Бесплотный дух. Ад — Раю сопределен!)

Тоскливый ветер гонит прах,

Сестрица Элен,

Тоскливы трое в стременах.

Тоска моя сильней, чем страх,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Сильнее нет! Ад — Раю сопределен!)

Огонь фигурку взял в щепоть,

Сестрица Элен,

Растаял воск. Спаси, Господь!

Сжигая воск, сжигаю плоть,

Мой братец милый.

(Святые силы!

И воск, и плоть! Ад — Раю сопределен!)

Что там забрезжило в дверях,

Сестрица Элен,

От мрачных стонов свет зачах!

Душа, заблудшая впотьмах,

Мой братец милый.

(Святые силы!

Она — за ней! Ад — Раю сопределен!)





Секретарь Данте Габриэля Россетти, а по совместительству романист и поэт, «Вальтер Скотт острова Мэн» — Холл Кейн — считал «Сестрицу Элен» лучшим произведением главы прерафаэлитов. Готическая баллада, повествующая о мести молодой колдуньи неверному возлюбленному, и в самом деле входит в сокровищницу мировой поэзии. Свободная от религиозного фанатизма и языческой затхлости, баллада повествует прежде всего о страсти сильной души, пускай и потерянной. Музыкально совершенная, она вдохновила композитора Уильяма Уоллеса на создание одноименной симфонической поэмы.

У большинства читателей литературная готическая баллада ассоциируется чаще всего с родиной Августа Бюргера и его «Леноры». Тем символичней, что «Сестрица Элен» впервые была напечатана в англоязычной версии «Дюссельдорфского художественного альбома» в 1854 году1. Странное это было издание. Составитель, поэтесса Мэри Ховвит, вместо 61 немецкого стихотворения включила в альбом всего лишь 14 в собственном переводе и добавила несколько вещей британских авторов. О присутствии последних читателя преуведомлял добавленный подзаголовок.

Автор «Сестрицы Элен» скрывался за латинской подписью «Н. Н. H.». По легенде, он взял этот псевдоним с надписи на карандаше, обозначающей максимальную степень твердости грифеля. При этом Россетти обыграл слово «hard», имеющее значение и «твёрдый», и «жёсткий», — так часто характеризовали стиль поэта2. В свою очередь, друг семьи Россетти поэт Уильям Оллингем расшифровывал эту аббревиатуру, как «Hear. Hear. Hear», то есть «Слушай. Слушай. Слушай»3.

Из-за рефренов необычной формы баллада не имела себе аналогов и была похожа разве что на «Эдварда», давно вошедшего в русскую поэзию в блистательном переводе Алексея Константиновича Толстого:

«Чьей кровию меч ты свой так обагрил?

Эдвард, Эдвард?

Чьей кровию меч ты свой так обагрил?

Зачем ты глядишь так сурово?»

«То сокола я, рассердяся, убил,

Мать моя, мать,

То сокола я, рассердяся, убил,

И негде добыть мне другого!»

Поэт Роберт Бьюкенен на страницах журнала «Контемпорари Ревью» в 1871 году осмеял «Сестрицу Элен», назвав рефрены примером унылого многословия4. Такое мнение может сложиться только при поверхностном прочтении. На самом деле рефрены — не только необходимый атрибут текста, но и его украшение: они звучат словно реплики хора в античной трагедии. Только не совсем ясно, кем же они произносятся, — кто «здесь присутствует незримо» — демон или ангел?

Отправной точкой создания баллады стала, возможно, книга Реджинальда Скота «Разоблачение колдовства», в которой среди описания ведьминских деяний есть такие строки: «Если злокозненная колдунья вознамерится извести несчастное существо мужского или женского полу, она лепит из воска его Образ, соответствующий способу изничтожения. Когда ей нужно наслать на человека Лихорадку или Немочь, она по часу в день нагревает его Образ перед слабым и медленным огнём…»5

Сохранился незаконченный рисунок Россетти к «Сестрице Элен» (около 1870 года). На нем «образ» имеет высоту около полуметра и установлен перед очагом, прикрепленный к стойке. По изображенью нельзя заключить, привязана ли фигурка к стойке или, что вероятно, последняя служила каркасом при лепке скульптуры. Каркас упоминается и в сохранившемся в рукописи французском эпиграфе, в котором Россетти переложил процитированный выше отрывок в стихи и намеревался выдать за оригинальное произведение некоего автора, что было вполне в его духе. Убрать эпиграф поэта уговорил Чарльз Суинбёрн, считая, что лучше было бы дать примечание в конце стихотворения6.

Место действия трагедии — Шотландия7, но не реальная, а существующая в воображении гениального поэта. Ибо, включив в повествование реку Бойн, он пытался изменить имя главного героя и редкие встречающиеся в тексте топонимы на более, как ему казалось, соответствующие Ирландии. В итоге Кит из Иверна побывал Хомом, Нилом и Уиром, пока автор не вернул ему первоначальное имя. Уильям Оллингем успокоил Россетти тем, что Бойн, как слово кельтского происхождения, может быть названием реки, протекающей не только в Ирландии. От имени «Кит» поэт хотел отказаться еще и потому, что тезка его обладателя был героем стихотворения корреспондента Россетти, поэта Сидни Добелла: «Баллада о Ките из Рэвелстона»8. Эта баллада была издана позже «Сестрицы Элен», но также повествовала о сверхъестественном и посему смущала Россетти. В итоге Кит остался Китом, благодаря тому, что это имя «хорошо звучит»9.

В последний вариант баллады Россетти включил 8 дополнительных стансов: 14, 30 — 35, 39, в которых появляется невеста Кита, тем самым усугубляя трагедию отвергнутой Элен. Но наиболее важное изменение произошло в сороковом стансе, имевшем ранее следующий вид:

Тоскливый ветер гонит прах,

Сестрица Элен,

Тоскливы трое в стременах.

Тоска троих сильней, чем страх,

Мой братец милый.

Как видит читатель, четвертый стих стал звучать иначе: «— Тоска моя сильней, чем страх…»

В разбитом сердце колдуньи осталась жалость к возлюбленному и, как сказал приветствовавший нововведение поэта Холл Кейн: «Испепелённая своей ненавистью, Сестрица Элен не утратила человеческой любви»10.

    Теперь становится ясно, кто исполнял роль произносящего рефрен хора. Все-таки «поэзия — служанка серафима».





----------------------------

Калинин Максим Валерьевич родился в 1972 году в Рыбинске. Окончил Рыбинский авиационный технологический институт. Поэт, переводчик с английского. Автор поэтических книг «Темный воздух» (М., 2008), «Часовые над Шексной» (М., 2014), «Медленная луна» (М., 2016) и «Сонеты о русских святых» (М., 2016), а также книги переводов Томаса Прингла «Африканские зарисовки» (М., 2010). В периодике также публиковались его переводы из Мервина Пика, Эндрю Моушена, Флёр Эдкок, Джона Кинселлы, Реймонда Карвера, Роберта Говарда, Галвея Киннела, Юджина Ли-Гамильтона (см. «Новый мир», 2015, №3) и других англоязычных поэтов. По итогам 2016 года за книгу «Сонеты о русских святых» удостоен поэтической премии «Anthologia». Живет в Рыбинске.



1 Dusseldorf Artist’s Album, 1854, рр. 9 — 11. Ежегодник выходил в свет с 1851 по 1866 год, но выпуск англоязычной версии был предпринят лишь однажды.

2 Sharp William. Dante Gabriel Rossetti: A Record and a Study. London, «Macmillan and Co», 1882, pp. 19, 20.

3 Rossetti William Michael (ed.). The Family Letters of Christina Georgina Rossetti. London, «Brown, Zangham and Co», 1908, p. 172.

4 Boas Frederick Samuel. Rossetti and His Poetry. London, «Oxford University Press», 1914, pp. 90, 91.

5 Scot Reginald. The Discoverie of Witchcraft. London, 1584, р. 540.

6 Troxell Janet Camp (ed.). Rossetti’s Sister Helen. New Haven, «Yale University Press», 1939, pp. 8, 9.

7 Boas Frederick Samuel. Rossetti and His Poetry. London, «Oxford University Press», 1914, p. 83.

8 Dobell Sydney (1824 — 1874), «The Ballad of Keith of Ravelston».

9 Письмо Д. Г. Россетти этнологу Джону Макленнану от 1 марта 1870 года.

10 Caine T. Hall. Recollections of Dante Gabriel Rossetti. London, 1882, p. 132.




 
Яндекс.Метрика