Павел Нерлер
ПАМЯТИ МОЛОДОСТИ
стихи

Нерлер Павел Маркович — поэт, филолог, литературный критик и публицист. Родился в 1952 году в Москве. Председатель Мандельштамовского общества. Выпускник географического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, доктор географических наук, профессор. Автор поэтических книг «Ботанический сад» (М., 1998) и «Високосные круги» (М., 2013). Живет в Москве.


Павел Нерлер

*

ПАМЯТИ МОЛОДОСТИ

   
Стансы и ламентации




* *

*


И бес в ребре, и в серебре виски…

И смайлики так близко обступили,

так льнут друг к другу, словно волоски

в колючей рощице, где мы мед-пиво пили.


И поцелуй — от яблочных ланит

до млечных полусфер в сухой горячке —

пусть огранит тебя и охранит

от бесконечной выморочной спячки.


В большом дому, холодном и пустом,

быть очагом и вестником прилива!

Быть ветром, а не пляшущим листом,

трепещущим от каждого порыва!..


Но сколько б на дрожащие колки

ты ни натягивал свободы сладкий трепет,

аульские зыбучие силки

Шахерезады глушат лепет.


Вглядись в ее прекрасное лицо —

ты, баловень, счастливец и скиталец!

И високосной нежности кольцо

надень на правый безымянный палец.


Не растеряй последние гроши,

пока судьба тебя еще прощает

и плоть как продолжение души

сдает бразды и больше не смущает.



          Севан ночью


Лампочкой предсмертного накала

узкую тропу не осветить.

И дрожит, и дребезжит устало

чуткая вольфрамовая нить.


Словно на куинджевой картине —

угли тлеющего костерка

вспыхивают, как на серпантине

фары дальнего грузовика.


А широкая тропа на небе,

млечного пути голубизна,

отражается в озерной неге

бездною без края и без дна...



* *

*


Любовь осыпалась, и дружба отцвела,

речь пересохла, радуга поблекла.

И сила сникла, что тогда взяла

и за собою смерчем унесла —

на ложе обжигающего пепла.


Остыла лава, и, как молоко,

свернулась память, и свернулось время

калачиком у ног недалеко…

И стих точится звонко и легко

сквозь марлю сладких снов у прошлого в гареме!


Но, уходя, звонить или писать

она просила больше не пытаться.

Тому что прогорело — не пылать!

Плоть опечалена, ну что же — исполать,

но как же тяжко с этим оставаться!


Что с нею сталось? Или — что стряслось?

Какая хворь, какое наважденье?

Какой неверный взмах направил крылья вкось,

да так, что натянулось, напряглось

и лопнуло тугое притяженье?


Когда-то в этот день ты поздравлял ее,

когда-то в этот час ты губ ее касался,

желаньем одержим, ласкал и наслаждался,

и весело навстречу раскрывался,

уверовав в неистовство свое!..


Пусть не горит, сверкая и лучась,

а лишь мерцает бликом приглушенным

старинная притушенная связь…

Не говори: как плохо нам сейчас!

Но говори: как было хорошо нам!





 
Яндекс.Метрика