Сухбат Афлатуни
САДОВАЯ УЛИТКА
стихи

Сухбат Афлатуни (Евгений Абдуллаев) родился в 1971 году в Ташкенте. Окончил философский факультет Ташкентского государственного университета. Поэт, прозаик, критик. Главный редактор литературно-исторического журнала «Восток Свыше». Автор двух сборников стихов и нескольких книг прозы. Дважды лауреат «Русской премии» (2005, 2011), лауреат молодежной премии «Триумф» (2006). Живет в Ташкенте.


Сухбат Афлатуни

*

САДОВАЯ УЛИТКА



* *

*


если я не смогу передать — грош цена мне я знаю

будет — если вот эту вот дрожь — проливная сырая

не сумеет строка ухватить — если чем-то в последний

отвлечется момент — в облака бесполезно ныряя

чтобы жар заглушить в белой маечке маечке летней


или будет зима — рано поздно случится и двинет

черно-белым и мат мне поставит и сбросит фигуры

точно мертвых солдат в шумный ящик где снег и забавы

только я не смогу — видишь тролли вокруг и лемуры

лотофаги и кролем шныряют псоглавцы псоглавцы


ну а сам-то кто будешь — я — я бублик от дырки

гордый номер на бирке да вылинял после стирки

наблюдатель за снегом клубящимся щедро в полете

журналист позапрошлого века какой-нибудь шедо-ферроти...



* *

*


все предали меня

он говорит

все предали меня и отвернулись

и трет костлявый бок

вот тут болит

но главное чтоб дети не проснулись


сквозь детскую проходит не дыша

все трет ладони стороною тыльной

рубашку

тут вот тут болит душа

и рядом луч стоит косой и пыльный




* *

*


дух войны поселился в нем

дух немый и глухий

прежде чем напитать собой чернозем

он вычерчивает стихи


пахнет грязью грязь и потом пот

у него раскрыт от волненья рот

и от треска стигейских цикад

дух войны тает как рафинад


высыхает солнце на сапоге

на небритой щеке свет

карандашный огрызок в левой руке

он левша да и правой — нет


и уже почти нет ничего

кроме слова которое больше его

как слепящий аэростат

поднимается отражая свет

где твоя победа товарищ ад?

смерть так близко но смерти нет




* *

*


тогда было курсов учись не хочу

записывалась и училась

делать уколы вставлять свечу

не сразу но получалось


курс медсестер дали сертификат

окна пытался расплавить закат


потом были кройка еще и шитье

и магия черная с белой

чтоб как-то наладить житье и бытье

старательно колдовала


в конце восьмидесятых годов

окончила курсы писательских вдов


а окна спальни глядят на закат

а это на курсах феншуя

узнала вот оно кто виноват

что нету ни мужа ни друга


пыталась продать. до сих пор там живет

а солнце садится. и снова встает





* *

*


женщины ходят взявшись за руки

лес опадает холодом бьет по лицу

ребенок трется о ногу просит взять его на руки

кто-то берет его на руки и несет дальше как свет


если все они смертны то и идут они

по направлению к смерти думая что к реке

за рекой уже царство в небе меркнут огни

и вновь загораются как следы на палой листве



* *

*


поговорили не поговорив

я вышел и собрался на залив

светило солнце ветер дул с залива

я вышел из калитки торопливо

остановился оглядел калитку

и увидал садовую улитку



* *

*


он сел на этот мамин стул

он руки положил на стол

зевнул еще разок зевнул

и доглотал рассол


и стало видно как сутул

и животом тяжел


так ранним первым января

на фоне белого окна

сидел ни с кем не говоря

час может или два


он был один наверно зря

а может и не зря



* *

*


мастер спорта

футболка и кеды

горький запах нелегкой победы

смутный запах ушедшей жены

все смешалось как в доме обломских

пахнут пролитым пивом штаны


в стирку в стирку!

от длительной носки

забурело все и задубело

мастер спорта значки вымпела

а жена говорит — надоело

вот уйду

и к Сереге ушла


* *

*


пришел разделся свалил на кровать

потом забурился в ванну

оставив ее одну рыдать

а в окнах небесная манна


летит шелестит так бери ее ешь

под хлопья вставай быстрее

пока он шампунь втирает в плешь

и ноги станочком бреет


* *

*


человек помнит то что хочет помнить

напрасно разматывает клубок

не приведет в оставленный дом нить

не возвратится медленный голубок

память как сказано выборочна в ней

как незримый сахар в бумажном стаканчике

тают женщина улица муравей

на поверхность всплывают мертвые попугайчики

птицы в ней задерживаются но и

они все прозрачней как тень от ливня

пустота только в небо дымят огни

я иду между ними это я я иду между ними


* *

*


долгий семидесятый год

столетье Ильича

дымит чирчикский химзавод

в церкви горит свеча


а во дворе накрывают стол

и разливают чай

наполняют ведро водой

чтобы побрызгать двор


еще меня нет во дворе

да и на свете нет

вода качается в ведре

и отражает свет






 
Яндекс.Метрика