Александр Климов-Южин
С УЛЫБКОЮ НАЗАД
стихи

Александр Климов-Южин (Климов Александр Николаевич) родился в 1959 году в городе Юже. Автор четырех поэтических сборников. Лауреат премии «Нового мира» (2008). Живет в Москве.


Александр Климов-Южин

*

С УЛЫБКОЮ НАЗАД




* *

*


Из Фёта в Фета превращенье,

Так русское стихотворенье

Начнёт с анапеста, глядишь,

В концовке выскочит тримбрахий,

Ты сам того не уследишь.

Итак, не Фёт, а Фет писахи.

Итак, распахнутое — «Е»

На эмпирей возносит Фета,

Фита привиделась во сне

Начищенная, как монета.

Лишь кокон бабочки висит

Беспомощно на сочлененье,

Летать — какое упоенье,

Как? Знает лишь один пиит.

Но бабочек недолги дни,

Гудят тяжёлые шершни.

Остится колос наливной,

Под шум дождя проходит лето,

Ужель строку сменяет смета?

А крылья где? Пора домой:

То едет новый дворянин —

Имениям своим Шеншин.


* *

*


На небе пасмурная роза,

Слегка кровавится заря,

Апрельским утром Каракозов

Выходит убивать царя.


Рогатой тенью адюльтера,

Покинув утром женский кров,

Спешит вдоль Мойки с револьвером,

Как на работу, Соловьёв.


Не клиника ль террора бредни?

Желание царя убить

Ни обострением весенним,

Ни тупостью не объяснить.


Лишь жертвенностью, может статься,

Но государю всё равно

Освободителем остаться

В своём народе суждено.


Остаться в профиль на монетах,

Червонцем золотым, рублём;

Весна, проехала карета —

В России страшно быть царём.


У Рысакова вид бомбистский,

Убойся, Бога не гневи,

Где ставит точку Гриневицкий,

Там храм поставят на крови.



     Брату


В. Д.


Звонили не часто, хотели рыбачить в июле.

Я снасти готовил, и фидер покрепче купил.

Ты выбыл из жизни, как будто тебя умыкнули,

Как книгу на полке, хоть ты их читать не любил.

«Помилуй нас, Боже» — в сторонке со свечкою тонкой

Крещусь троекратно, смотреть не пытаясь на гроб.

Я мог бы уже и не быть, оказавшись под тройкой,

Но ты оттолкнул меня вовремя в талый сугроб.

От ног в сантиметрах со скрипом проехали сани,

Слегка пристежная не больно лягнула меня;

И ел я у бабки блины, обмакнув их в сметане,

И пьяные видел белки коренного коня.

Совсем далеки от тебя наши сосны и ели,

Прекрасное детство, где, помнишь, смыкались дома.

Оркестры, литавры, гуляния в парке, Гарели,

Подснежники, лето, катания с горок, зима.

А помнишь, на Пасху любили ходить на могилы,

Где каждый покойник любим был, а значит живой?

И яйца краснели, и хлюпали в лужах настилы,

И взгляд веселили пригорки своей пестротой.

Не помнишь, не внемлешь, не знаешь, не видишь, не дышишь...

Сегодня я встал и сравнялся с твоей тишиной,

Ну, что тут сказать, я молчу — ничего не попишешь,

Вот всё же пытаюсь, и лето идёт за весной.



     Про зайца


В год, когда сдуру крючок я вдербанил в палец,

Шёл я из дома иль с удочкой шёл домой,

Вдоль побережья скакал сумасшедший заяц

И пропадал в осоке линии береговой.


Треск услыхав, как спринтер не за морковкой,

Задом хиляя: чуть западая вбок,

Так он бежал наперегонки с моторкой

И пропадал за линией береговых осок.


В год, когда в палец крючок я всандалил сдуру

Вместе с бородкой, у самой кромки воды

На опустевшем пляже его «аллюра»

Помню впечатанные в мокрый песок следы.


Как я смеялся, можно сказать — до колик.

Он приближался, заслышав мои шаги.

Вовсе не заяц, наверное, то был кролик…

Заяц! — кричал я — беги, кролик, беги!


Утром над старой берёзой вороны реют.

Скрипнет калитка — заяц. Под сердцем — «ёк»!

Зайцы на лис охотятся и борзеют.

Вырвали с мясом мой мужики крючок.




Три стихотворения


1


Как желанна жизнь:

Каждый день мне дорог,

Каждый в роще лист,

Каждый в поле шорох.


Воздух сух и чист

В середине лета,

Как прекрасна жизнь

В тишине рассвета.


Как беспечна жизнь:

Выедешь за город,

Петухи поют, пахнет огурцами.

О, какая жизнь —

Речка, хмель и солод.

Божий день завис

За семью холмами.


Как проходит жизнь…

Каплет дождь за ворот,

Жить не торопись,

И отступит холод.


В небе высоко пролетает птица,

Как же мне всего этого лишиться?


Как же это так,

Завтра, может статься,

Бритым, натощак

С жизнью распрощаться.


Как мгновенна жизнь:

Каждому биенью

Внемлет организм,

Как благословенью.


Женщины коснись —

В ней первооснова.

Как бездонна жизнь,

Повторяю снова.



2


Жужжанье мух, с припёком солнце светит,

Удушливо, грузовичок пылит вдали.

А люди где? — ау никто мне не ответит,

Как будто по грибы все разом в лес ушли.

Но хорошо и так сидеть за чашкой чая,

Жизнь перелистывать с улыбкою назад,

Как тянет в сон… Умру и не узнаю,

Чем день закончился,

какой сегодня был закат.


3


Я умру во сне, и в сон

Отлетит душа моя,

Сквозь синеющий озон

В несказанные края.


Будет лёгкого легка

Любоваться с высоты,

Как ваяет облака

Холод углекислоты.


Спинами гигантских рыб,

Пожирающих планктон,

Сквозь просветы белых глыб,

Сквозь синеющий озон.


За морями есть края

Несказанной красоты.

Жизнь моя и смерть моя,

Что ей розы, что кресты.


* *

*


С переправы стопудовой,

На пути нескором,

Так что не изречь.

Заглянул я ненароком

В детство Иры Ермаковой —

В город Керчь.


Прозревал по силуэтам,

Рыскал в толкотне.

Может, здесь, а может, в этом,

Может, в том окне.


Где купалась, что читала,

Глядя на Тамань.

В пенной гальке собирала

Сердоликов дань.


Может, в том, а может, в этом.

Где — Бог весть?

По акации приметам,

В летнем воздухе согретом,

Значит, здесь.


Как античного Боспора,

Больше нет страны.

В этом городе, в котором…

С чётной иль не с чётной стороны?

Вечерело и накрыло

Мглой Тьмутаракань.

Что любила? Как стокрыло

Упорхнула юность за Тамань.



* *

*


Снег обрывается ниткой жемчужною,

День от крыльца начинает разбег,

Пахнет сугробом, как коркой арбузною,

Снег на колоде, на дереве — снег.


Радость в себе узнаю беспричинную, —

Пахнет сосною, на свете бело.

Облачком тает над мокрой овчиною

Разгорячённого тела тепло.


Ухнет колун, и со скрипом развалится

Мёрзлый чурбан, отвалившись к дровам,

А с половинки хоть обухом станется,

По четвертинке — как раз пополам.


Это зима заставляет нас двигаться,

Вышел из дома — без дела не стой;

То-то поленница щерится, дыбится,

Так-то мороз согревает зимой.


Это в наследство нам севером дадено,

Что ничего просто так без борьбы:

Газ провели, ишь поленьев навалено…

Плечи уставшие, дым из трубы.






 
Яндекс.Метрика