Анна Логвинова
ПРЕДУПРЕЖДЕНА И ВООРУЖЕНА
стихи

Логвинова Анна Петровна родилась в 1979 году в Виннице. Окончила факультет журналистики МГУ. Публиковалась в периодике и сетевых изданиях, автор двух стихотворных книг. Живет в деревне Сорокино Московской области. В подборке сохранены авторская пунктуация и орфография.


Анна Логвинова

*

ПРЕДУПРЕЖДЕНА И ВООРУЖЕНА




* *

*


Неповторяемость событий ранит

неповторяемость событий повторявшихся

так ранит в личной жизни состоявшихся 

и в ней не состоявшихся так ранит

есть боль неосени, есть рана незимы,

но нету травмы в невесне, в нелете,

нет в человеке травм неновизны

он плачет по всему как дети 


ни с кем не будет как с тобой

ни с кем не будет как с тобой


никто в лучах ноябрьского рассвета

горячей чашки с африканским кофе

налитым доверху мне не отдаст

перед лежачим полицейским



* *

*


Этот случай предельно частный

Но и необратимый сдвиг

Всё что было во мне ужасного

Я потратила на других


А потом появился тот кто меня не знал

На запчасти не разбирал

Просто стал со мной танцевать мой слоновий посудный танец

не расспрашивал, не представлял,

прибежал и не глядя взял


и за это ему достанется

идеал



* *

*


Муж подхватил на руки

майскую жену

брось, тяжёлая

нет уж, я натренировался

на ношении младенцев

о, точно

я вешу как всё твоё отделение

сколько там их у тебя

человек 35?

килограмма по 2?

да, в среднем по 2.

ну вот.


* *

*


Я должна рассказать тебе без обиняков и сфумато,

пусть это будет моя первая прямота,

что от носа, от шеи, от плеч, от груди и от живота

моего высылаются невидимые делегаты

и летят в твою сторону журавлиным клином,

безнадёжно и мирно, как на осенних русских картинах.

Но поскольку толком не знают, где ты —

так невидимые и летят,

куда их глаза невидимые глядят —

по московским дворам,

по лунным горам,

по просторам

бескрайнего интернета.


* *

*


Кажется, я всеми женщинами была

в наличии имеющимися

одной только кажется не была —

женщиной надеющейся.

Такой, которая сидит на подоконнике

и светлеет от мысли: «он всё поймёт»,

мирная, тоненькая,

нежностью переполненная как кашалот.

Женщина такая во мне не родилась,

я ею по всей видимости никогда не буду.

Кончено? Значит — это была страсть,

а не любовь-зануда.



* *

*


Мы были ранние и вольные

ещё своих не знали сил

и ты на Веронику Долину

меня внезапно пригласил

Мы были центром мироздания

и камнем замершем в праще

блондином в голубой бандане

брюнеткой в голубом плаще

в Кремле сияли звёзды матово

им наши вторили прыщи

чтоб мальчик так любил Ахматову

ещё попробуй поищи

сидеть сутулясь в полном зале

записку поровней сложить

к нам кстати люди подползали

чтоб лист тетрадный одолжить

Москвы вечерняя прохлада

вела двоих за воротник

Октябрьский ветер шоколадный

утяжелял прозрачный миг

Спокойно солнце спать ложилось

вошли в метро и позабыв курантов бой

я впереди бежала и кружилась

в своём плаще перед тобой

Пришла домой и замерло дыханье

я в зеркале увидела свой плащ

бывает, да, прокладок протеканье

но why to me and this is just too much.

Нет справедливости на свете

и я одна тому виной.

«А может он и не заметил...»,

сказал мой папа за спиной.



* *

*


Зашёл сосед и говорит ты что

нарядная такая утром ранним

А я, дядь Валечка, в столицу собралась

В Москву на б.?

На б.! Больничный закрывать!

Ох, Анька, ты наверно озорная по молодости-то была.

Нет, дядя Валя, не была

всё время совести над мной сгущалась мгла.

Вот молодец, всё шутишь, улыбаешься,

езжай, езжай,

не начудишь — и не прославишься.



* *

*


Женщины делятся на открывающихся и закрывающихся

Открывающиеся всё время открываются

Мужчина целует им шею — и шея загорается

Через годы другой целует подмышки — подмышки кричат ура

Третий щиколотки целует — в женщине начинается жара


У закрывающихся женщин всё по-другому

поцеловали в нос — прощай, нос

ни для кого следующего его уже не существует

прикоснулись к груди — и с грудью всё позади

укусили ртом — всё остальным уже здесь нечего делать потом

Рано ли поздно ли закрывающаяся встречает его —

того, кому не достанется уже ничего

Он целует её, обнимает, входит

и она с ним купается в абсолютной свободе

наполняется его временем, дыханием, светом

стопроцентной бесчувственностью доказывая лояльность бренду



* *

*


Когда А. за рулем,

она разговаривает с другими водителями

так как будто бы все они —

бросившие ее отцы

Когда К. за рулем,

он разговаривает с другими водителями

так как будто бы все они

бывшие мужчины его женщины

Когда М. за рулем,

он разговаривает с другими водителями

так как будто они новорожденные

в отделении интенсивной терапии

и как будто они все лежат в очереди

на перепампершение

Так ребятки пожалуйста

каждый держится аккуратно своего ряда



* *

*


Мам, помоги мне

с презентацией про Ярославль

какие там улицы

какой там царь

какой там бог

какие в театре

играют актёры...



* *

*


Так на советской кухне Христос с календаря

смотрел, так мама перед сном смотрела в детстве

так ты за чашкой чая смотришь на меня

а и сижу с бокалом вся в кокетстве

но вот глаза темнеют как чёрные бинты

а ты не ты а две открытых синих раны

ты пишешь про глаза спокойно спросишь ты

а знаешь анекдот про игуану?



* *

*


На исповедь собираешься —

думаешь, ну щас мне скажут.

А говорят — другое,

вообще в обратную сторону

мелодия.


Похожее и с «Новым миром»,

вот щас думаю Павел Крючков

стихи выберет эти и эти,

а выбирает — другое,

вообще мелодия

в сторону обратную.



* *

*


Каждый раз когда слышу слово прополис

Вспоминаю голос папы

Поющего

Не такой уж горький я прополис



* *

*


Измена это измена

С любовью она или без

Измена это измена

Не жди от измены чудес


Измена бывает хорошей,

А также бывает плохой,

Но обе на жизнь наступают калошей

Калошей одной и другой




* *

*


Родные мне пишут, что лучше бы мне не постить

стихи проходные, а постить только ярчайшие,

потому что ну портят же имидж, и в этом вопросе

я с ними бы согласилась, не живи я в чаще


в чаще леса на свежем воздухе

моя жизнь как ёжик проходит

мои дети в своей приозёрной школе что-то проходят

я мимо дома бывшего мужа прохожу каждый день

иногда даже вижу как он делает синъицюань

вспорхнув на пень


А когда забираю в полдень из школы дочку

охранник посёлка издали видит её со мной

и сразу высаживает на подоконнике проходной

голубые конфеты как маленькие цветочки


* *

*


Утро туманное, утро седое,

«Нива» весёлая, снегом покрытая,

с синего белое сметает заботливо

в шапке оранжевой лицо позабытое


Жестом покажешь на дочку прилежную

с розовым ранцем сквозь снеги бегущую

(и на автобус совсем опоздавшую)

скроется шапка в подъезде заснеженном,

столько гештальтов оставив открытыми


Слово давно уже сказано заднее,

самое время предаться индукции

С кем вы душою и телом разладились,

с тем вам и жестами поздно аукаться


* *

*


Индуист из меня ниже среднего,

но в какой-то другой жизнеединице

ты кажется был зачарованным принцем,

а я была твоей птицей.


Потом мы как все куда-нибудь делись,

и я надеясь и не надеясь

передвигаясь от века к веку

пробовала стать человеком


И вот я им стала, 

даже стала твоей женой,

мы встречались на кухне и в комнатах,

но ты всегда проходил стороной


Иногда мы вдвоём по зимней дороге

возвращались домой из Медведково

и ты мне что-то рассказывал про свою больницу,

а потом ты не выдержал и всё-таки завел себе птицу,

а потом я не выдержала и всё-таки завела себе клетку.


* *

*


Когда я простудилась из-за ветра

И в пледе примостилась на диване

Он мне сказал: нет ты не знаешь Аня

Как я люблю трёх чешских президентов


Кого-кого? Конечно же Сморкалека,

И Шмыглека, и Соплека особенно.

А я подумала, что хорошо быть маленькой,

Когда побудешь взросленькой — особенно.


А утром он сказал: я ошибался,

Их оказалось четверо, не трое, 

Я в Храпека всю ночь влюблялся,

Лишался воли и покоя.


* *

*


Спасибо тебе, что ты

не звонишь и не пишешь

не делаешь из меня

подопытной мыши


не режешь скальпелем голоса

ни на квадратики, ни на полосы


ты вообще никогда не был ножом

а только лекарством и винным ковшом


и поэтому без знания знаешь

своим полоумным сердцем

что от нас ничего не осталось

но с нами Херцог


* *

*


Соседи говорят: ещё бывает затемно

выходит и сметает снег с машины

потом для ней приоткрывает дверку

и закрывает деликатно

а я: да ну не может быть

со мной бывало газанёт до срока

и ножка-то моя одна ещё

волочится по снегу, он уж едет

всему свой ход, всему свой срок

ответствуют соседи


* *

*


Что б мы ни делали — фоном всё время идёт война

кролика тащит лиса, кошка уносит мышь

что-то из этого видишь и вот стоишь

да, предупреждена и да, вооружена


Снится подзвёздный дом над негромкой рекой

где водомерки прыгают тоненькими прыжками

когда к твоему плечу прижимаюсь щекой

когда прижимаюсь к спине сжатыми кулаками


Тут дальше должно быть что-то что выведет нас наверх

что кажется невозможным пока мы его не ищем

каких-нибудь там подушек летающих фейерверк

каких-нибудь там оладьев четыре тыщи



* *

*


Пять месяцев уехать собиралась,

потом зашла что ль в ванную мыть руки,

а муж за ней, и в этом акведуке

в их жизни что-то поменялось.


Нет, этот поцелуй нам не покажут

(соскучившись, так может каждый),

но нам зато покажут взгляд

глаз, провожающих с ответственностью строгой

двоих, побывших в ванной так недолго —


взгляд серых глаз красивой няни их ребят,


стоявшей молча посреди миров

с железным дуршлагом с черешней:

кран в кухне неисправен был конечно,

а на черешне мог сидеть микроб





 
Яндекс.Метрика