Калле Каспер
ПЕСНИ ОРФЕЯ
стихи-переводы

Калле Каспер — поэт, прозаик и драматург. Родился в 1952 году в Таллине в семье юристов. Окончил отделение русской филологии Тартуского университета и Высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве (теоретический курс). Автор пяти сборников поэзии, тринадцати книг прозы, ряда пьес и киносценариев. В переводах на русский публиковался в журналах «Звезда» и «Нева». Роман «Чудо», написанный Каспером на русском языке («Звезда», 2017, № 6) номинировался на премию «Русский Букер». Живет в Эстонии. В «Новом мире» публикуется впервые.


Калле Каспер

*

ПЕСНИ ОРФЕЯ


(фрагменты)



Перевод с эстонского Алексея Пурина

Тоскуя по Гоар


1


Твой пепел — ох, нелегкая поклажа,

Да и тропа моя могла быть глаже,

Скользит стопа и мочи нет в ногах,

Но должен я — хоть рухнет мирозданье! —

Исполнить сердцем данное заданье —

В Элизиум доставить милый прах.


55


По мотивам Пушкина


Я памятник воздвиг тебе! Не знаю,

Сколь вечный. Но травой не зарастет —

Здесь даже и репейник не цветет;

«Купи, — сказала, — пядь пустыни с краю».


Купил. И оказалось — нет воды.

Сейчас допил последнюю я кружку.

Умру от жажды, но зато подружку

Увижу снова: «Здравствуй! Это ты?»


56


На край моей постели ты присела,

Как было раньше, если я болел...

Лишь ту люби, взыскателен и смел,

Что так вот сильно к сердцу прикипела.


Она тебе — бессмертия залог.

Придет — и снова вымоет кастрюли —

И миндалем запахнет хоть в июле —

И тотчас станет выше потолок.


57


Сан-Марко... Воркованье голубей,

Галдеж туристов... Боль невыносима:

Тебя не будет больше... мимо, мимо!..

Ты далека от этих площадей.


Ведешь с Платоном мудрый диалог?

Суп варишь Микеланджело из мидий?..

Но трепещи! Я сокрушу Элизий,

Чтоб он очаровать тебя не смог!


58


На Синьории тошно — по причине

Бьеннале современных «мастеров»...

Давид шепнул: «Капец!» — и был таков...

Нога моя не ступит там отныне!


Ах, знаешь, лучше мертвым быть иль камнем,

Чем видеть вырождение вокруг.

Где благородство душ найти, мой друг?

Родиться бы в столетьи стародавнем.


59

По мотивам Лермонтова


Своими щедрыми дарами

Меня дарила чересчур.

Ты умерла, теперь я хмур,

Но чувство днесь хранимо нами.


Кто, смертный, не желал уюта,

Но лал рождается в огне.

И дивный рай достался мне,

А не пикантная минута.


60


Здесь всё как было прежде, как вчера:

Нептун, и Мавр, и Рек льняное лоно, —

О, осчастливить может нас Навона!

И вы при мне — вдвоем — с сестрой сестра...


Но вдруг ты исчезаешь в никуда.

Где ты стояла — только струйка пара.

Кого винить — Нептуна или Мавра?..

Не отвечает ничего вода.


66


Мы умерли с тобою в день один,

Хоть тень моя и бродит по Элладе.

Сжигает зной меня в лесной прохладе,

А неба синева свирепей льдин.


Меня влекут покровы темноты,

Скрывающие шелк родного тела...

Пылали скалы и земля кипела,

Когда за Лету уплывала ты.


67


Страшнейший год, страшнейшая весна.

Остались все растения безлисты,

А дни стояли, точно ночи, мглисты,

И по ночам мне было не до сна.


Уплыл твой светлый пепел по теченью,

От милых черт остался смутный блик...

И жизнь навеки оковал ледник.

И нету в сердце места утешенью.


68


Но если нам нет встречи на земле

(Что все-таки почти невероятно —

Всему вернуться надлежит обратно),

В подземном мире свидимся, во мгле.


Вот вскрою вены в теплой ванне я —

Придешь как тень, мои прикроешь веки.

И сделаюсь таким, как ты, вовеки,

Ни нежности, ни скорби не тая.


69


Тебя нашел у раковины Пчёл —

У нашего любимого фонтана.

Мы в умиленье, в счастье. Сердце пьяно.

О лацкан вытри глаз. Был путь тяжел.

Да я и сам безвылазно в слезах.

О встрече мы с тобой не помышляли:

Не я ль твой пепел утопил в канале?

Теперь на совесть буду, не на страх,

Беречь тебя от пагубной жары,

Искать такие снадобья, под силу

Тебя хранить которым до поры,

Когда сойдем в единую могилу.


74


В подземном мире сделаюсь шофером

Твоим — и, по Элизию круиз

Устроив, мы объедем верх и низ;

Носить я стану чемодан, в котором


Копиться будут сведенья на грант

«Всё о синдроме вечности в Аиде»...

Похоже, бром глотают в чистом виде! —

Но как тогда вскрывается талант?


75


В родную гавань нас доставит шхуна

(Брат капитана Гранта — капитан).

Увидим по пути немало стран,

Но умоляю: будь благоразумна!


В дорогу свитер свадебный надень —

Сине-зелено-черный, тот, что прежде

Нас защищал; доверимся надежде!

Не самый душный нынче вроде день.


В кармане куртки — граппа, литр почти.

Нас трезвыми, узнал, не спустят с борта —

Такая уж алкашная когорта...

Впервые вдрызг напьемся по пути.


И всё. И перед нами — милый дом.

Полно гостей. Сам Кесарь между ними!

Стоят гуськом с пожатьями своими,

Наполнив дом (обжились, гады, в нем).


76


Любимая, приду к тебе, когда

Настанет час плодоносить оливам.

Меня забудут в Аргосе сварливом.

И неразлучно будем жить всегда.


В Элизии погода так легка!

Выращивать я стану асфодели —

И утром приносить тебе к постели,

А ты потом нальешь мне молока.


Феррара, сентябрь 2015 — февраль 2016




Пурин Алексей Арнольдович родился в Ленинграде в 1955 году. Поэт, эссеист, переводчик прозы и поэзии с европейских языков. Автор нескольких лирических сборников. Заведующий отделами поэзии и критики журнала «Звезда». Живет в Санкт-Петербурге.




 
Яндекс.Метрика