Сергей Золотарёв
ОТЖИГ В ТУМАНЕ
стихи

Золотарёв Сергей Феликсович родился в 1973 году в городе Жуковский Московской области (где и живет). Учился в ГУУ им. С. Орджоникидзе. Автор поэтической «Книги жалоб и предложений» (М., 2015). Публиковался в журналах «Арион», «Дружба народов», «Новая Юность», «Волга», «Урал», «Prosodia», «Интерпоэзия» и других. Лауреат премии журнала «Новый мир» за 2015 год.


Сергей Золотарёв

*

ОТЖИГ В ТУМАНЕ



1


Ежик в тумане — огненный херувим:

иглы его — как спицы в осенней тележке,

небо несущей, ибо неуязвим

для суеты и спешки.


2


Мертвый еж похож на сухой кизяк.

Их даже путают при отоплении лачуги,

только в ежике не до конца иссяк

источник заботы о старом друге.

Пахнет малиной.


3


А той медведь раскольник старовер.

Считать малину, когда варишь звезды,

творя молитву трехлитровых сфер,

скажи, непросто?

И вот еще: в глуши, где нет вай-фая,

туман имеет свойства (покрывая

любые зоны) сотовых сетей.

Вот слышится душа твоя живая

в сжимающей скорлупке желудей.

А вот — вне зоны доступа. Откуда

скажите мне, любому знать ежу,

что землю анимирую, как чудо,

и после в ней, как в облаке, лежу?


4


Если иглы — свернувшиеся листы,

природой устроенные для уменьшения испарения влаги,

то ежик задерживает воды

на целый туман.

И выдох — сродни отваге.


5


А иней на дорожках — коготки

впивающихся снизу в мирозданье

таких же белых ежиков в тумане.

И даже наше беглое вниманье

поможет им найти свои шаги.


6


Ежик гниющий с черными яблоками и грибами,

с желтыми иглами лиственниц по бокам.

Их особенно много в лесах под Хрипанью.

Видно, в земной состав входить предпочитают там.

Они входят в земной состав, точно «наши» с «Нашествия»,

без билетов и скопом,

спевшие «Лошадь Белую» БГ

и успокоившиеся на том.


7


В долбленке из эволюционировавших чешуек

с собственным ужасом на борту

плыть на спине джима джармуша

и чувствовать рыбу большую

как свою душу

и спать у нее во рту.


8


Туман и ежик: иглы — второе

агрегатное состояние воды.

Лошадь — третье.


9


По вечерам они собираются

под городским фонарем.

Глазки прикованы

к празднику мотыльковому.

Сердце неиссекомое

ждет, когда у насекомого

крылья слизнет янтарем.


10


А дыма глаз твоих недостает:

то угольки зрачков охладевают,

то слезы древние чадят.

Мне кажется, меня ты не прогонишь.

Но эта лошадь. Этот фимиам,

который поутру назвав туманом

художник покривил чуть объективом,

но не душой.


11


Осень берет осторожным пинцетом

из мастерской Ю. Норштейна

листики, палочки света,

пластинки тени,

растений рост,

растирает бережно

кометы хвост

до состояния невесомости:

весть, не испытывающая влияния совести

формирующихся звезд.



* * *


Светлячки не ведают окружающей их темноты.

Завернутыми в плотную пекарскую

бумагу люминесценции,

они проплывают над миром,

они залетают в открытые рты

шкафов духовых — в дымовые ходы

уходят теплом и тем еще выше ценятся.


Скольжение — принцип движенья тех,

кому невдомек, что огонь промасленный

течет по рукам наших взглядов — с тем,

чтоб мы выпекали свою напраслину.





 
Яндекс.Метрика