Анна Аркатова
КОГДА ВСЁ СДАШЬ
стихи

Анна Аркатова родилась в Риге. Поэт, прозаик, эссеист, переводчик. Окончила филологический факультет Латвийского государственного университета и Литературный институт имени А. М. Горького. Автор шести поэтических книг, в том числе сборников «Прелесть в том» (М., 2012) и «Стеклянное пальто» (М., 2017). Публиковалась во многих литературных журналах и альманахах. Лауреат Международного Волошинского конкурса (2006), дважды дипломант конкурса «Московский счет». Постоянный автор «Нового мира». Живет в Москве.


Анна Аркатова

*

КОГДА ВСЁ СДАШЬ



* * *


Выпью кофе утренний

поплюю с балкона

спи ребенок внутренний

спи мой незаконный


Розовея чмокая

уминая титю

нет — придет твой чокнутый

внутренний родитель


Словом не попорченный

чист как белый день

вытянет узорчатый

внутренний ремень



* * *


Когда в двухтысячном году

я поступала в институт

написанное на роду

явилось тут как тут


Явились тетки и дядья

по линии отца

которые клянясь и пья

добрались до конца


Явился строгий дед семен

с коробочкой червей

неплотно крышку закрутил

оставил на столе


Явились козыри в червях

когда на четверых

садились пульку расписать

и мизер на руках


Явилась дача вся в песке

и дачный грузовик

балонный газ в грузовике

чтоб утром два яйца


Явилась бабушка в носках

в капроновых носках

смотри на пляже и в носках

пошла разогревать


Явился штапель и лавсан

и юбка карандаш

явился ги де мопассан

когда все сдашь все сдашь


Явилась мама вся в дверях

накрашены глаза

а ты боялась не придут

иди умой глаза


Явился дачных дневников

зефир во всей красе

явился стыд но был таков

и все пошли в эссе


На конкурс в этот институт

ничто не подвело

писала шестьдесят минут

мелком по все земле

потом пришел фотоальбом

как будто обложили льдом

и в чувство привели

и дали тонкий кох-и-нор —

и все что будет с этих пор

кружочком обвели




* * *


Кто летом ведёт дневники,

события тех велики,

река, уплывает весло —

я это запомню число.


Удар, на крыльце зимородок

лежит без сознания, кроток

и краток пернатый виток —

на это уходит листок.


Хозяйская кошка и мышка

в зубах у нее, по-латышски

составила фразу, горда, —

вот так и запишем

среда,

собака подходит, зевая,

вокруг духота грозовая,

река, уплывает весло.


Как мне с дневниками везло…



* * *


Два человека качаются под парашютом:

лодка моторная, сопротивление ветру,

отпуск у них не сезонный, пустой промежуток,

сколько, прикинь, до воды — метров пять, двадцать метров?

Как там инструктор учил — подгибайте колени,

вот они и подгибают, снижаясь — короче,

отпуск у них не транскрипция пекла и лени

и не редукция воли и смысла — не хочешь,

а позавидуешь — вон проверяющий стропы

делает селфи — таким его знали едва ли —

птичка летает, уходит из виду акрополь,

солнце в зените — а что еще нужно в финале?



* * *


Вот поэт — голова на винтах

всюду видит винтаж не винтаж

а нагнется поправить шнурок

раз — последний припомнит звонок

где-то в недрах нашел готовальню —

всё, в периоде пренатальном

очутился — отверзлись врата

паст индефинита красота

потекла по стволу плексиглаза

повалили родимые сразу

во тепле на винте в серпантине

приплывают такие на льдине

за столами садятся по шесть

разливают напиток дюшес

вишня ведрами слива тазами

рассыпается под образами

самолётом туда и обратно

приглашенным свидетелям кратны

это сколько же их это сколько

перепутаны валятся польта

пахнет музыкой пудрой зарплатой

безголовою никой крылатой

смежной комнатой кляссером марок

это книга-то лучший подарок


Вот поэт голова на резьбе

он не смотрит вперед при ходьбе


А спиной по прямому родству

пробирается через листву

облетевшего парка из гипса

что за ляля там делает книксен

что за руки над ней не скудеют

этим всем безраздельно владеют



* * *


Молодых салатных листьев

разбирать вилок

и руками молодыми

сыпать их горой

в алюминиевую миску

крупно резать лук

не стыдясь слезы случайной

быстро как комбайн

не подумать ошибиться

масло перец соль

сок лимона тонкой спицей

глупость ворошить

так случайно всем сходиться

сладкое туда

придержите кто-то двери

мимо пронести

 


* * *


Помню что-то много дохлых кошек

по дороге в школу двадцать пять

взрослых кошек камнем укокошек

и совсем котят

сильная эмоция однако

подтвердил мой психотерапевт

вот её и будем делать знаком

школу претерпев

А теперь отсюда поподробней —

подвигает доктор эликсир

чуден Днепр при любой погоде

с новой строчки пишем

тиру тир

чуден сад через который мглисто

опоздать таишься на урок

систола заносит онаниста

спелость  не порок

похороним  славика павленко

что украл у клюева мопед

Как-то все взошло одновременко

раздолбало след

в коем то водица дождевая

отражает кремовый закат

то коты мяучат оживая

то одна проснуться не желая

им выносит полуфабрикат



Разоблачение ёлки


Они дремлют, лежат без движенья

В. Б.


Укатали ёлку разобрали

сложен к серпантину серпантин

съели шоколадные медали

мы детали разные едим

ангелы валетом тает наледь

шар в гнезде

а гнёзда в мишуре

вот и всё что противопоставить

можно нашей  северной муре


*


Пятого четвертого третьего иногда

начинается распродажа — я побегу туда

три четыре игрушки выберу и куплю

но в этом году всё как-то свелось к нулю

то ли силы не те по ярмаркам

мотылять

то ли посуды море не переплыть

сложный фруктовый салат вижу в календаре

катись катись манго по серой ночной дыре


*


Отлично сохранился подарочный пакет

отлично отворился помарочный коньяк

неопалимой спички торжественный пыхпых

оставим всё как было и дети на руках…


*


Подай коробку из-под хрусталя

потом коробку из-под босоножек

потом из-под белья и о-ля-ля

вот эту отдираемую с кожей

растерянную скрепку на боку

умлаутом — здесь по-немецки штоли? —

теперь разбег и тихо на скаку

забрасывай отряд на антресоли

Установи станковый пулемёт

пусть подойдёт другой какой-то год

пусть только у колен пошевелится

мы тут как боевая единица

кто с колокольцем кто с густой гирляндой

кто с коклюшем кто с удаленной гландой

глаза из клюквы шлемы из фольги

пока мы спим — беги беги беги



* * *

Маше


Всех изведя, разбив тарелку,

с истерик перейдя на бред,

cтаруха выгнала сиделку,

cидит сама, а смерти нет,

 

и жизни нет в её наряде,

полузабытом, как еда,

сидит старуха бога ради,

но богу, видно, некогда —

 

он список дел наметил с ночи,

к полудню сирых окормил

и по часам своим рабочим

прощает из последних сил

набеги,

недоразуменья,

нехватки,

схватки,

перебор — 

старуха знает, ей прощенья

просить не след с тех самых пор,

как всё сложилось в жестяную

коробку с надписью бисквит —

и вся любовь вошла в пустую

квартиру, бедную на вид.

 


* * *


Умерла третьими родами

остались две дочки

Галина и Антонина — жили по одиночке

по тёткам московским

Отец их мой прадед в комнате  на Большой Спасской

устроился часовщиком

жизнь предстояла сказкой

Галя и Тоня вышли одновременно

обе да за евреев

Аркадия и Семена — Семена я говорю и Аркадия

были глаза голубые стали карие

Один шел военным

второй занимался наукой

жизнь обделяла мукой  предстояла букой

Это и видно на снимке

в закатном луче

Галя и Тоня в кипельной чесуче

тонкие руки лунный прогиб живота

не улыбнется ни эта ни та

и не прильнет к сестре

не отпрянет

солнце висит как на август медовый пряник

щедро панамы лижет

карту родины нижет

на вишневую веточку дерева родового

Галя езжай в Красноярск

Тоня не жди второго

Сёма под Курском выйдь

Аркаша меняй фамилию

Голод не плодовит

сон предстоит изобилием

ложе негожей лаской

у всех женщин в нашей семье часы сделанные на Спасской



* * *


читала очень старым людям

они сидели за столом

держали руки на коленях

и слушали меня — потом

они свои стихи читали

и телефоны выключали

а тем кто выключить забыл

никто и так не позвонил



В гостях

 

Лечили остеохондроз

а оказалось рак груди

сидит Лариса с вазочкой для роз

смерть впереди

Купила сладкого мучного

не поленилась с пересадкой

за этим съездила Лариса —

не представляет смерть без сладкого

и виноградом изабелла

дом завалила до предела

 

Волосьев нет — да отродясь

их вырастало восемнадцать (Лариса шутит)

собралась

завивку сделала — уржацца —

Лариса с локоном на лбу отлично смотрится в гробу

 

Сидит в моих же сапогах

в жилете от моих щедрот

но правды нет в её ногах

Лариса вброд

пересекает коридор

а дальше что-то вроде гор

гортензия никак не пустит корни

сказали за анализом во вторник

 

хребты урала альп и татр

 

заглядывает мне в рот

заказывает на новый год

билеты в театр



* * *


Юлию Гуголеву


Так и не получив лицензию на спиртное

ресторан «Феличита» пребывает в простое

остывает его итальянская кухня

бизнес вот-вот рухнет


А ведь вот и просторный двор и дубовые двери

без спиртного никто ему тут не верит

не такие схлопывались — нашему не чета

феличита


Осторожно как клетчатую салфетку

к свежей капле — несу себя на зарядку

к розетке — порт мой и сверху портик

захожу в вордик


Созидаю счастья макет настольный

абсолютный легкий безалкогольный

весь из ясных слов выверенных поступков

о двадцати пяти часах в сутках

совместим углами с праздником и тщетою

неотъемлемой феличитою,

по которой лёгкой пройдись (винтовкой) пуховкой

заиграет бровкой

 

можно детям дать можно и не рождённым

можно тёплым ждать можно и охлаждённым

можно лично пойти подобрать к кроссовкам

можно жестью звать

если не звать софтом




 
Яндекс.Метрика