Марина Бородицкая
«ВСЁ СЛОЖНО»
стихи

Бородицкая Марина Яковлевна родилась и живет в Москве. Окончила МГПИИЯ им. Мориса Тореза. Поэт, переводчик. Постоянный автор «Нового мира».


Марина Бородицкая

*

«ВСЁ СЛОЖНО»



* * *


В дождь уезжать — хорошая примета:

ворча негромко, жмётся он к стеклу…

Веранда ресторанная раздета,

и сложенные зонтики в углу —


Разбитого противника знамёна.

Мы скоро снова свидимся, мой свет.

Да, через дождь… нет, через год… Как сонно!

Вертинского на нас с тобою нет.


Добавить кофе? — Да, пожалуй, можно.

Наш статус называется «Всё сложно».

Последний завтрак. Слёзы на стекле.

Похмельный дождь танцует на столе.



Песенка за работой


Textus по-латыни — «ткань».


Ткач земных ткачей

и портных портной,

свет моих очей,

говори со мной!

Помоги сроднить

пляской вечною

долевую нить

с поперечною.


Свет моих очей,

чёлн моих озёр,

не гони взашей,

подскажи узор.

Не ковёр пускай,

а простой миткаль —

на снегу стелить,

под луной белить.


А куда оно

после денется,

кто да в чьё рядно

приоденется

и какая нить

где найдёт конец —

лишь тебе рядить,

кузнецов кузнец!




* * *


Играет в куклы девочка. Глядит

куда-то вдаль, распределяет роли:

Ты будешь королева, ты бандит,

а ты спасёшь принцессу из неволи!


То писк доносится, то злобный смех,

игра в разгаре, девочка в ударе:

за всех решает, говорит за всех,

блондинку Барби наряжает в сари,


другой красавице меняет пол,

поскольку принцев вечно не хватает.

Никто не сетует на произвол —

всё кружится, клубится и летает.


И прядки, отведённые со лба,

влажны, и подбородок нежно-кругл…

Играет в куклы девочка-судьба —

Возьмёт гулять или поставит в угол?



* * *


И с валидолиной последней

глотая мятную слюну,

себе четырнадцатилетней

в пустом троллейбусе кивну.


Она с очков стирает капли

затем, что с ней затеял спор

на репетиции спектакля

Андрюша Т., её партнёр.


Он ранен был по ходу дела,

но падать на пол не желал:

нарядный свитер сине-белый,

подарок мамин, он жалел.


Но что за оторопь хмельная —

не отряхнуть, не отогнать —

и эта сладость ледяная

под ложечкой? о, вот опять!


И я скажу себе, летящей

домой вдоль мокрых тополей,

что никогда не будет слаще,

отчаянней и веселей,


а будут отблески скупые,

а будут оттиски слепые,

мерцательная аритмия

дождя, асфальта, фонарей…


И сын по имени Андрей.




Биеннале


Девочка, стриженная под мальчика,

и мальчик с длинными, пышными волосами

на концерте поэтов, не долистав журнальчика,

еле слышно посапывая носами,


задремали, римские две головки

прислонив друг к другу — о, загляденье!

И кружит над ними без остановки

иностранных верлибров глухое гуденье.


Вдруг какой-то поэт, поминая Хлебникова,

как безумный взвыл — и они проснулись,

в рюкзачках порылись и под учебниками

отыскали плейер, и протянулись


проводки: один — к обнажённой раковине,

а другой нырнул под густые пряди,

и затихли детишки, почти одинаковые,

в пузыре незримом, в немой усладе.




Загадка для маленьких марсиан


В воде он тонет,

в огне горит,

он мягок на ощупь,

жалок на вид

и странные вещи творит:


то в себе подобных

железо втыкает сзади,

то жизнь свою за други своя

кладёт не глядя.


Он любуется звёздами,

лёжа на прелой соломе,

и непрестанно гадит

в собственном доме,


до того запущенном,

что Вселенскому костюмеру

неохота латать

его драную атмосферу.




* * *


Дай, ну дай же! Я вижу, как тает,

исчезает волшебная ткань.

И ведь знаю, на всех не хватает,

но прошу, как последняя дрянь.


Позабыв, чем платить за покупку,

сквозь толпу пробиваюсь, как вплавь.

Не на платье, — кричу, — не на юбку,

мне всего на платочек оставь!


Ты же дважды наряд подвенечный

надевала! — И что из того?

в том безмозглой, в другом бессердечной

прослыла… На платочек всего!


Подрублю я чудесный платочек

и на горле свяжу узелком,

чтобы изредка милый дружочек

заезжал повидаться тайком.




* * *


Десять лет, — говорила бабушка, — десять лет

отдала бы из жизни, чтоб только в гимназию взяли! —

Дело было в «еврейской квоте», известный сюжет:

три процента, не больше, — но бабушку записали.


Белокурая барышня, точёная миниатюра,

гимназисты так и валились от стрел Амура

к этим детским туфелькам, обещая сдуру

в её честь по-рыцарски всех перебить жидов…


Иногда мне кажется: революционеры

были частью плана, чтоб выбился дед в инженеры,

а бабуля, мечту исполнив, стала врачом.


И счастливые три процента флажком удачи

трепыхались над нами, в карманах звенели сдачей,

и в глазах её золотистых — тогда, на даче —

впрочем, я уже выросла, и это здесь ни при чём.


Я не знаю, куда улетел тот девчачий обет

и потребовал ли кредитор возвращенья долга.

Просто скорая к бабушке ехала слишком долго,

и потом ещё десять лет горевал о ней дед.



* * *


ЗУРО «Ред Ай» — зенитное управляемое

ракетное оружие для поражения низко

летящих воздушных целей.


Из конспектов по военному делу


Когда по Витебску Шагал

шагал в Шаббат слегка поддатый,

он вовсе не предполагал

кого-то запускать куда-то.


Кто знал, что мы с тобою, не-

красивые, немолодые,

легко зависнем в вышине —

два поплавка в чужой стихии?


И нам покажутся смешны

избушки, хнычущие хором,

забор зубастый в полстраны,

мужик, присевший под забором.


И нам покажутся милы

любви дурацкие причуды,

её кипучие котлы

и лютневые перегуды.


Два полинялых поплавка,

подклеенных воздушных змея,

мы вдруг сорвёмся с поводка,

струясь и на лету хмелея.


Молчит гремучее метро,

уснули окна и балконы,

лишь красноглазое ЗУРО

следит полёт наш беззаконный.





 
Яндекс.Метрика