Григорий Князев
ЦВЕТНАЯ ПОЛОВИНА
стихи

Князев Григорий Юрьевич родился в 1990 году в Великом Новгороде. Окончил филологический факультет Новгородского государственного университета. Автор шести поэтических книг. Лауреат нескольких литературных премий. Живет в Великом Новгороде.


Григорий Князев

*

ЦВЕТНАЯ ПОЛОВИНА




Немота


Ну кто мне сказал, что придут они снова

Из царства болотного, мира лесного,

Поднимутся в горы и спустятся с гор,

И, спрятавшись в норы, вдруг глянут из нор?


О, сердце моё, что, увы, бессловесно,

Когда же откроется новая бездна?

Мне тесно. Надежды почти никакой

На свет, что продлю стихотворной строкой…


Устану их ждать — и они постучатся,

Дороже и ближе мне, чем домочадцы,

И станут гурьбой на меня напирать,

Наполнив собой мою жизнь и тетрадь.


Не просто бумажный и буквенный ворох —

Поющие дети мои, без которых

Быть крайним в роду мне: не ставший отцом,

Навек онемею — и дело с концом!


Что были давно и что явятся скоро —

Вы в смутное время оплот и опора:

Не осиротею, с ума не сойду,

Покуда всё дую и дую в дуду!




Памяти Дмитрия Кедрина


На Пушкино в девять идёт электричка…

Дмитрий Кедрин


Он лежал с ножевым ранением в тамбуре,

А в вагоне сумеречном — ни души.

Ему грезилось: он улетает за море

От любимой своей, пиши — не пиши…

Ему бредилось: пропади ты всё пропадом,

Но нисходит лишь в смертный час благодать.

Боже правый, — в пути молю полушёпотом, —

Сил и смелости дай мне, чтобы страдать!


Детям вёз, но разбилась крынка медовая —

Мёд стал дёгтем, знак — быть недолго в живых.

На железной дороге — участь бедовая.

Как боюсь народных примет роковых,

Как боюсь такой неприкаянной гибели:

Остановки дыханья, открытых ран, —

Но, пока мою душу из тела не выбили,

Всё тащу я полный стихов чемодан...



Живые буквы


Буквы смыслы разные таят —

То мягки характером, то колки.

Буква «А» — качели, что стоят,

«Б» — бокастый колобок в бейсболке.

Властной «В» вперёд и ввысь ведом —

Так витиевата, как зародыш…

«Г» — мой голый угол, «Д» — мой дом.

В «Е» и в «Ё», как в лабиринте, бродишь.

«Ж» — жужжит и жалит, «З» — звенит,

«И» — икает, «Й» — всегда с улыбкой.

«К» — рука, что вскинута в зенит,

«Л» — скользит легко на льдинке хлипкой.

С «М», как с мамой, с «Н», как с няней, — в путь!

«О» — большое озеро и око,

«П» — пенёк. Присесть, передохнуть.

«Р», «С», «Т» и «У» — расту высоко!

«Ф»-«Х» — филин ухает в ночи.

«Ц» — цена и цель, «Ч» — чаша с чудом.

Шёпот — «Ш», и щебет — «Щ»: молчи!

«Ъ»-«Ы»-«Ь» — под спудом…

«Э» и «Ю» — эмоций юность, юг.

«Я» — с прямой спиной и головастый…

Разомкнулся алфавита круг —

И сомкнулся… Здравствуй, слово, здравствуй!


«Ижица», чей прадед — «Ипсилон»,

«Ять» — замок, и «Юсы» — табуретки,

На прощанье — низкий вам поклон,

Букв моих загадочные предки!



* * *


Что поведает река мне —

Серебристый голосок?

Что на дне ребристом камни

Превращаются в песок;


Что давно здесь было море,

Но ушло оно — и вот

Новой фауне и флоре

Жить под спудом пресных вод;


Что толпою многолюдной

Лес поёт — деревьев хор —

Над водою изумрудной,

Чёлка на косой пробор;

Что стремятся к водопою

Утомлённые стада,

Инстинктивное, слепое

Бормоча: «вода-вода»;

Что поток, то, отдыхая,

Разливается, широк,

То, от грохота глухая,

Мчит волна через порог;


Что, мелка иль полноводна,

Рябью сетчатой река

С рыбьей чешуёю сходна

От хвоста до плавника;


Что, как лодки, ходят рыбы;

Что и наших жизней-рек,

Чьи отчётливы изгибы,

Русла высохнут за век…


И посередине Стикса

Свет бы вспомнить и покой —

То, чем на земле проникся

Между Волгой и Окой!



* * *


О, тело моё горячее,

О, кровь моя с молоком!

Себя под одежду прячу я,

С собою едва знаком.


Вы, руки мои, глаза мои,

С горбинкой ломаный нос,

Со мною всюду — те самые,

Что служат мне на износ.


Спишу оболочку старую

На кладбище, как на склад,

С такой же ненужной тарою —

И стану крут и крылат!


Мне почему-то не верится,

Что канет в небытиё

Вот это хрупкое деревце —

Бедное тело моё!


Зоопарк


В зоопарк мы пришли на зверьё поглазеть —

Нам, из каменных джунглей, в диковину звери.

Рядом с волчьей — дрожащая заячья клеть,

Вместе — жители тундры и жители прерий.


Крокодил тут зевает — столь зрелищный вид,

У полярной совы скверик тёмный, печальный,

Мелкий суслик за палец куснуть норовит,

Дикобраз лёг в свой угол глухой, односпальный,


Гамадрил скачет-мечется — зол-нелюдим,

А детёныш гиены — такой любопытный!

Вновь вернувшись к себе, в тех же клетках сидим,

И характер наш — непредсказуемый, скрытный.


Сами прячемся в дом — от себя? от беды?

Сколько б ни пресмыкался, ни пасся, ни прыгал,

Ждут полмиски еды и полчашки воды

Да в бетонном дворе кратковременный выгул…


Если люди как звери, откуда у нас

Вера в то, что царит демиург или демон,

В сотню тысяч — пассивный словарный запас,

И на кладбище крест, точно плюсик, — зачем он?


Неужели и мы — тупиковая ветвь?

Целых девять мозгов для чего осьминогам?

Век — с вещами на выход, с надеждой на свет —

На границе стоим между зверем и Богом…



* * *


Стихи мои — не сор и не руда,

Стихи мои — не звёзды и не вина,

Стихи мои — дни-месяцы-года,

Их лучшая, цветная половина.


Всё то, во что вгляделся-вжился-вник,

Легло заметкой по следам горячим

И зарисовкой в черновик-дневник:

Мне каждый миг, мне всякий образ значим!


Меня и мир вокруг преобразив,

Стихи мои бубнят-звенят-шаманят.

Лишь чудом не наказан, как Сизиф,

Работой утомительной не занят.


Мчу, как в машине времени, назад —

Всё оживает между строк предметно:

Крылатый дачный дом, и сонный сад,

И озеро, что на закате медно,


И в город путь, в квартирную нору —

Тесна осенне-зимняя берлога,

Где я родился, где, видать, умру,

О чём и не напишут некролога…


Стихи мои — свидетели всех встреч,

Всех радостей, всех бед, всех проволочек —

Всей жизни от и до… О том и речь,

Что нет меня нигде, помимо строчек!



* * *


Вернусь домой, закрою дверь входную —

Моё существованье под замком.

К мирам чужим, далёким не ревную.

Тех как бы нет, с кем вовсе не знаком.


И хоть исколеси кругом планету,

И тут, и там мелькнувший наяву,

Вот — я, но и меня на свете нету

Для большинства, как полно ни живу.


Мы ничего не знаем друг о друге —

Кто с нами во Вселенной, на Земле?

И кто в ближайшей, видимой округе,

И в городе соседнем, и в селе?


При жизни — мертвецы, за смертью — живы.

Вдруг обрету бессмертье наугад,

Пунктирно, в ком-то, кто копнёт архивы,

На миг воскресну, — тем лишь и богат.






 
Яндекс.Метрика