Илья Оганджанов
ТЕНЬ НА СНЕГУ
стихи

Оганджанов Илья Александрович — поэт, прозаик, переводчик. Родился в 1971 году в Москве. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького, Московский государственный лингвистический университет, Международный славянский университет. Публиковался во многих журналах и альманахах. Автор поэтических книг «Вполголоса» (М., 2002) и «Тропинка в облаках» (М., 2019), а также романа в рассказах «Человек ФИО» (СПб., 2020). Живет в Москве.

Со стихами в «Новом мире» выступает впервые.


Илья Оганджанов

*

ТЕНЬ НА СНЕГУ



* * *


Посидим, помолчим на дорожку

и поедем потом на вокзал.

Это будет как смерть понарошку,

рифму к ней я в снегу подобрал


с детской варежкой, с кистью рябины,

вместе с рухнувшей навзничь судьбой.

Это будет как крик ястребиный

в синем небе, в дали голубой.


Это будет как будет, как будто

в целом мире ни с кем, никогда.

Дымный воздух. Морозное утро.

Стук колёс. Поезда, поезда…



* * *


В роще кукушка. За печкой сверчок.

Речка на солнце играет.

Рыбка глотает блестящий крючок.

Азбуку ветер листает.


Струи дождя на оконном стекле.

Мир за окном как в тумане.

Помнишь, мы жили тогда на Земле?

Как же? Какими словами?


Что же ещё? Ничего не забыть.

Астры на первом свиданье.

Что бы теперь ты хотел изменить?

Что бы сказал в оправданье?


* * *


Плеснула волна у причала,

Прозрачна, легка, холодна.

И чайка вдали прокричала,

Как будто на свете одна.


И с грохотом убраны сходни.

Кричит пароход над рекой,

Как будто не в рейс он уходит,

А в вечность, прощаясь с тобой.



* * *


П.


Когда-нибудь мы долетим до Солнца

за два советских трёпаных червонца

на борт возьмём и горца и чухонца


Накроет Землю астероидов стая

а мы в тени почти дотла сгорая

сердца утопим в Волге и Дунае


Мы вспомним всё и тут же всё забудем

как Олоферна голова на блюде

и свет померкнет в звёздном Голливуде


И зададимся каверзным вопросом

как папуас в гостях у эскимосов

дымя в кромешном мраке папиросой


Зачем мы здесь и кто мы и откуда

и как спастись в космических Бермудах


А в облаках смотри какое чудо —

в игольное ушко ведут верблюда



* * *


Мой сосед дядя Коля чуть свет на ногах

и лопата в его загрубелых руках

он лопатой своей чистит снег у ворот

каждый день день за днём каждый год


Как же так ну позвольте мне скажете вы

чтоб какой-то сосед как банально увы

что за тема мне скажете вы


И весной он чуть свет и лопата в руках

надо грядки копать куды деться никак

в нашем мире без грядок никак не прожить

пусть банально прошу извинить


Да и летом опять на ногах он чуть свет

но в руках загрубелых лопаты уж нет

он идёт на прополку к себе в огород

каждый день день за днём каждый год


Вот и осень

с ветвей облетает листва

вы прислушайтесь слышите словно слова

и чуть свет дядя Коля с метлой у ворот

и опавшие листья метёт


Это слишком позвольте мне скажете вы

снова тот же сосед как банально увы


Как банально как больно увы


Провожает старуха его до дверей

и рябина несёт на руках снегирей

и баюкает их как детей

и на снег их кладёт осторожно

и на это смотреть невозможно


каждый день день за днём

                                          так морозно

за окном

              как же снежно как звёздно



* * *


Капля за каплей из крана вода

Глухонемые гудят провода


Вейся верёвочка бейся стекло

Глупому сердцу под снегом тепло


Форточка плачет вьюга поёт

Словно по имени гибель зовёт


Не дозовёшься кричи не кричи

Ты никого в электронной ночи


Мертвенным голосом песенку пой

Песенке той не вернуться домой


Тень моя спит на примятом снегу

Я добудиться её не могу



* * *


чётный день или нечётный

как вода текут года

птиц не слышно перелётных

не вернутся никогда


лунный свет на землю льётся

спят в разлуке города

в окна как на дно колодца

смотрит пристально звезда


свет ли тьма ли чёт ли нечет

ржавой бритвой время лечит

что даровано судьбой

тает в дымке голубой

и останется с тобою

ночь аптека буря мглою



* * *


Когда-нибудь. Осенью. Ночью.

В безлюдном вагоне метро.

Задремлешь, уверенный точно,

Что всё уже предрешено.


Конечная станция, стылый,

Безжизненный свет фонарей.

И сердце заноет уныло

У настежь открытых дверей.


Пустынная улица. Ветер.

Опавшей листвы шепоток.

Как будто и не жил на свете.

Нездешний в груди холодок.



* * *


«Человек ко всему привыкает», —

кто из нас это первый сказал?

Тает памяти дымка седая,

папироса в руке потухает —

«Беломорско-Балтийский канал».


Горько бросила: «Вольному воля».

И под сердцем хрустит колкий лёд —

по осеннему стылому полю

рука об руку с счастьем и горем

твоя тень мне навстречу идёт.


Что ещё мы друг другу сказали?

Как же мог я всё это забыть?..

Дрожь ресниц. И узоры на шали.

Терпкий запах весенних проталин.

Паутинки серебряной нить.





 
Яндекс.Метрика