Сергей Михайлов
ЗЕМЛЯ НАСЫТИЛАСЬ
стихи

Михайлов Сергей Юрьевич родился в 1970 году в Молдавии, с 1988 года живет в Калининграде. Окончил филологический факультет Калининградского государственного университета. Поэт, переводчик. Автор четырех поэтических книг, в т. ч. сборника «Роман о глупости» (СПб.-М., 2021). Редактор и составитель нескольких антологий калининградской литературы. Стихи переводились на европейские языки.


Сергей Михайлов

*

ЗЕМЛЯ НАСЫТИЛАСЬ




Всадник


Это уже конец

Или ещё не всё?

Кто это на коне,

Что это он несёт?


Может — благую весть.

Я-то не паникёр.

По одному во двор?

Или пока что — здесь?


Я бы таких гонцов —

Сам бы, в конце концов...

Что он сейчас сказал?

На который вокзал?


Что значит — умирать?

Ты смотри, я аж взмок!

Вещи-то собирать?

Паспорт там, тормозок?



Карантин


Игорю Белову


Ушатанные ртутью

И струями Шарко

Вздохнём ли полной грудью

Шагнём ли широко

Страны не выбирая

Не ведая границ

И за чумным сараем

Поверженные ниц

Не мы ли забухаем

Во весь протяжный рост

Пока что набухает

Тяжёлой смерти гроздь

Не мы ли друг любезный

И Влох и Воль и Праг

Шагнём вперёд и с песней

На тлеющих губах




Ветвь


И это нам ещё свезло

Что обошлось без самострела

Меж тем как медленное зло

В нас и до нас уже созрело


Нет-нет да скажется оно

Тоской солончаковой едкой

И горлом рвётся всё равно

Что кровь чужая говор предка


Как будто он ушёл не сам

А милым ухайдокан братом

И восходя к родным местам

Горланит на пути обратном


Взошедшие разъемлют кость

Как ветви ломкие лещины

Здесь пышет ярость крепнет злость

Мы среди них неразличимы


А там бессонный анатом

Ищи-свищи не зная лени

Кто первый допустил надлом

На чьём виске в каком колене



* * *


Земля выталкивает камни

Земля выталкивает кости

Земля выталкивает плиты

Земля выталкивает парки

Земля выталкивает детскую площадку

Земля выталквыет безногую лошадку

Земля выталкивает нас

Земля насытилась



* * *


Что ты плачешь,

Дождь, дождь?

Что ты значишь,

Что несёшь?

Вздоха краче,

Туч из-за

Я не плачу —

Я слеза.



* * *


Что со временем делает время

То с собой не поделаешь ты

Перемелет что молвит емеля

По веленью самой немоты


Что безвременье делает с нами

То с собой не поделаешь сам

Наши тени сидят за столами

Горький сахар течёт по усам


То и делает что переводит

Наши стрелки на время назад

Нас ещё не бывает в природе

И созвездья без дела висят



* * *


Из чащи слышен детский плач

Пикник переходящий в срач

Примета времени примета

Кровосмесительного лета


Мурло перебрало мерло

Птенец ложится на крыло

Своё расстроив ЧПУ

И мы расколоты в щепу


Но нет ещё ещё немного

Горчит отсроченный глоток

И беспощаден коготок

Существования земного




Колыбельная


Давай уснём с тобой малыш

Я сплю а ты не спишь


Проснёмся через много лет

Глазами на рассвет


А то что ночь такой была

И голова белым-бела

И никого из наших нет


Держать не будем зла




Пойма


Марии Кохановской


Зима кроила в закромах

Снега на вырост

Потёмками, а утром — ах! —

Вода открылась


Перебелённым небесам,

Что с ночи зябли,

Твоим рассеянным глазам

И зоркой цапле.


И блеском плещущих кисей,

И складкой каждой

Звала она с округи всей

Гонимых жаждой.


Иссушена земля, вот да,

Зимой, но ты-то

Не жадничай — будь, как вода,

Душа, открыта.



* * *


Всё поёт

А на что похоже

Всё пройдёт

И что болит тоже


Пусть не болит

За других болеет

Не пылит

Стёжка в траве белеет


Быль и боль

Наживо сшиты ею

Как любой

Я посреди темнею


То ли слёт

Птиц берегов темнейших

Всё поёт

Всё во мне трепещет


То ли прошёл

Этой стёжкой белой

И ни за что вдруг прощён

Жалобой оробелой



* * *


ах детство ах мол детство

а никуда ж не деться

и не пытайся даже

сам по себе наследство

родишься прямо в детство

и старишься туда же



Любовь


Спортзал промозгл, а в раздевалке — пытка:

Живой мальчиший пот.

Сортирная, с оскалом плитка

Хрустит из-под

Его ноги раздавленным моллюском,

Пока он сам,

Раздавлен коридором узким,

Бредёт к футболкам и трусам,

Построенным в расстрельную шеренгу:

Свисток сейчас — и залп.

Что жизнь? Забег по кругу в трениках?

Он не сказал б.


Событья нас встречают не в Вероне,

А где мы есть: у дальнего кольца

Готовились к труду и обороне

Девчонки из восьмого «А»,

И среди них какая-то одна

Всю землю от себя в бессильи отжимала.

Так — будто прочих пыток мало —

К нему пришла она.



Снизу вверх


Мы, пережившие ковид,

Стали немного рассеяны,

Стали совсем не практичны —

Недотёпы, раззявы, тетери,

Мы наконец витаем слегка в облаках,


Перенаселённых теми,

Кто не вынес ковида,

Бросил нас на произвол,

Не доделал того-сего,

Нарушил земные дедлайны.



Горе


Ткнулась ива безутешной головой

В озера намокшую подушку.

Обступили бедную подружки:

Ты повой, родимая, повой...




* * *


Пичуга коготок кого ты насмерть гонишь

Жучок-то с ноготок и тоже чей-то кореш

Вперёд смотри вперёд ату его ату

Гони не умолкай отсюда в темноту


Кружи и крыжь меня из перечня навозных

Призрение земли переложи на воздух

И что всего есть круг и что всему есть край

Подтрунивай тяни не умолкай


Как ты сама взялась взялась откуда жалость

Пусть будет и у вас одно обожемой

Однако та во мне ты в небе удержалась


Цари теперь сама грозой очередной

Каюк сопернице но вот тебе держава

Шумящий без меня земной о череп мой


Токаревка,

май-июнь 2021



18 апреля


В Царицыно галки и белки,

Пролесника чуткие стрелки,

Карманные Тютчев и Фет,

Негаданный дождь моросящий,

По счастью две милые Саши,

И только меня с ними нет.


Последнюю стопочку — зря я.

Теперь-то лечу, не взирая,

Увы, на царицынский пруд.

Но где бы я ни был — всё там я,

Где вечнозелёную тайну

Бесшумные парки прядут.


Останусь! И как не остаться,

Когда из высоких инстанций

Мне вызов решительный был?

Когда я в припадке вороньем

Проклятием был коронован

И парк безнадёжно разбил.




* * *


Автоответчица пела возвышенно

Целого мира насчёт:

Ваши молитвы были услышаны.

Ваши молитвы были услышаны.

Ваши молитвы были услышаны.

Ну так чего ж вам ещё-т?



Trinitas


Возьми — меня и на простом примере

Дай знать, что дух освободим вовне,

А истина, сокрытая в вине

Нечаянной, пьянит, что carmenere.


Возьми меня — и в этой пустоте,

Как в одиночке, обживись попробуй,

Ни именем не славен, ни породой —

Ославлен будь по сволочной статье.


Возьмёшь меня, но что и взять — с меня:

Дух, заточён в телесную бутырку,

Откинувшись, к тебе снесёт менять

Из-под вины скудельную бутылку.



* * *


Тоска в незнакомой местности

Упражняется в силе и меткости,

Твердя о твоей неуместности

Тоном неподражаемой едкости.


Ты подавлен и вместе рассеян,

Омрачён и, однако, разбужен.

Тот, кем прежде казался, растерян.

Тот, кто здесь оказался, не нужен.


Первым заморозком объята,

Местность смотрит тебе в лицо.

И блистают пути обратно

Сквозь разомкнутое кольцо.





 
Яндекс.Метрика