Елена Гродская
ПРИ СВЕТЛЫХ ПЕЧАЛЯХ
стихи

Гродская Елена Евгеньевна — поэт, эссеист, филолог. Окончила филологический факультет МГУ им. М.?В. Ломоносова, кандидат наук (дисс. «Автобиографический герой Аполлона Григорьева»). Стихи и статьи публиковались в журналах «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Дружба народов», «Фома» и в сети (порталы Polit.ru, Textura и др.). Живет в Москве.


Елена Гродская

*

ПРИ СВЕТЛЫХ ПЕЧАЛЯХ



Филёвский парк

А.


Мизансцена такая: Филёвский парк.

Дети, взрослые, воздушные шары.

Про себя повторяю: это дар? это дар?

И сама отвечаю: и такие бывают дары.

Чтоб ходить и глядеть сквозь очки на листву,

Лето спрашивать про Успенский пост,

Подчиняться обыкновенному волшебству,

Когда я не проста, но и он не прост.


Столько солнечных дней — вот ещё один

Не прошёл, проскакал. А назавтра, в дождь,

Ты глядишь в экран, сам себе господин,

На себя и похож, и не похож.


Не Звенигород больше, теперь — Москва,

Но что было тогда, то и будет сейчас.


Говорим, перекатываем слова,

Иногда — легко, иногда — жернова.


Мы находим в заборе заветный лаз.

Он был узок, но парк превратился в лес.

Вот уже не здесь, а на той стороне.

Держит осени невесомый вес.


Мы в своей стране, мы в чужой стране.



Памяти Д. С.


Мы жили на глобусе

Ездили на автобусе

Ездили безбилетные

Хотя совершеннолетние

У автобуса были рога

Значит это был троллейбус

Жизнь была нам недорога

И напоминала ребус


А бусина закатилась под шкаф

Девочка искала её с фонариком

Мальчик обматывал вокруг шеи шарф

И затягивался чинариком.


бросили нас всех бросили


на глобусе не на глобусе

на облаке на туче


лучше бы было лучше



* * *


М. Ш.


Как-то всё скособочилось, покосилось

Вот баня с пауками, вот Каренина с её муками

И сама я, похоже, перебесилась

Перезанималась всяческими науками


А науки — что — гвоздь в башмаке

У мутанта по имени Маяковский


Шило в мешке, кто-то на ишаке

И остранение пофиг — правда, брат Шкловский?


Но чтобы не зря исписать страницу

Надо наплевать на карантинные меры

Открыть границу, уехать в Ниццу

И там вязать варежки и пуловеры


А зима будет долгой, а осень тяжкой

От этой тяжести пусть не порвётся сердце


И что делать с совестью, этой бедняжкой

Которой здесь некуда деться




Чёрная зима


Чернела чёрная Зима

Как яма, как могила

Друзей глотала с похмела

И всё ей было мало


Зима-чума, Зима-тюрьма

Сажала и кормила

Тлетворным сном о нём, о нём

И всё ей было мало


Уйди, тлетворная Зима!

Подохни в чёрной яме!

Зима-чума, Зима-тюрьма,

Исчезни и рассыпься!


Мой серебристый голубок,

Дружок мой, возвратися!

Я слышу милый голосок

Он мне вчера приснился


Приди, Весна! Уйди, Зима!

Весною легче дышится

И наши скорбные дома

Воскреснут, и услышится

Твой серебристый голосок,

Мой серебристый голубок


Зелёный лист колышется



* * *


До ближней звезды, до верха сосны

Никак не добраться


Мы оба неместные — будем честны

Но рады стараться

Чтоб свет разбудил полуночный сон

Помог на качелях

От верхних котлов до конечных сторон

При светлых печалях


Дорожка не лунная — просто шоссе

Твой взгляд осторожный

И сосны, и звёзды в родимой красе

И воздух таёжный



* * *


Стало тесно в груди от второго сердца

Раньше билось одно, и было довольно

А теперь — вдвое больше колется, жжётся

Вдвое больше больно


Это от тебя подарок невольный

Это для тебя оно глупое бьётся

Раньше было спокойно, было — спокойно

Теперь плачется и поётся


Но когда весенними первыми днями

Вылезает трава, распускается мать-и-мачеха

Кто-то сверху улыбаясь следит за нами

А мы — просто дурачимся.



Музе


Приманиваешь её на ржаную корку

Отворачивается, говорит: не приду


Приоткрываешь оконную створку

Наблюдаешь окружающую среду

Тополя стоят как солдаты

И купается в ручье воробей


А она ставит на душу заплаты


Окунаешь её в ручей, говоришь ей: пей!

Нет, не хочет.

Умрёшь от жажды

Говоришь ей — отвечает: умру.


А глаз её внимательный, влажный.


Оживёт к утру



* * *


о слове, о яблоке, о суете

не скажешь наверное, только пунктиром

о свете незрелом, заросшей плите

о равенстве смирном

об осени первой, последней, прямой

о птице нахохленной — голубе сером


когда позвала меня мама домой


о друге неверном


опять бы с тобою гулять и гулять

кормить воробьёв на осеннем припёке

играть в близнецов, а к полуночи — глядь —

ботинки промокли



12.12.2020



Мячик

Стихи надо писать так, что если бросить

стихотворение в окно, то стекло разобьётся.

Даниил Хармс


Мячик-стих летит в окно,

А стекло не бьётся.

Плачет Таня всё равно,

Танечке неймётся.

У неё была мечта,

Чтоб окно разбилось.

А в стихе одна черта:

Дождик, то есть сырость.


И опять взлетает мяч,

И опять нескладно.


Тише, Танечка, не плачь —

все поэты — сволочи, а ты — хорошая девочка



Памяти Н.


и небо отболело

не плачет не хандрит

я посмотрела влево

ледышка там горит

последними лучами

последним огоньком


пугали нас вначале

чумным снеговиком

а он — морковка ветки —

никак не мог понять

что заболели детки

и некому гулять


растаял не напрасно

из лужи птицы пьют


и всё не так ужасно

на небесах уют



Летнее


Божественная лень не нам чета —

Она не злобствует и не печалит.

Она напоминает: суета

Не вечна и со временем отчалит,

И поплывёт по будничным морям.

А я останусь с праздником воскресным,

Когда поёшь, как Винни-Пух: «Парам»,

Не внемля увереньям бесполезным,


И тянешься к возвышенному ладу,

Как в детстве к потайному шоколаду.




 
Яндекс.Метрика