Ольга Шилова
РАДОСТИ ДНЯ
стихи

Шилова Ольга Васильевна родилась и живет в городе Мещовске Калужской области. Автор трех поэтических книг: «Нетерпёж» (2011), «Скит» (2016) и «Благовременье» (2020) — составляющих своеобразный триптих внутренней биографии автора. Лауреат литературной премии имени Валерия Прокошина (2014). В предлагаемую подборку вошли стихотворения из готовящейся к изданию книги «Тропа». В «Новом мире» публикуется впервые.


Ольга Шилова

*

РАДОСТИ ДНЯ



* * *


День неэкономно светел,

расточителен — а зря:

как три дня прошли две трети

солнечного сентября.


Так и хочется — лампады —

взять, укоротить фитиль.

Ну к чему такие траты,

если всё идёт в утиль?


Если всем своим обозом

осень катится к концу?

Нерачительным стрекозам —

знамо: скупость не к лицу.


Но с певичек взятки гладки.

Мы смогли б и умыкнуть

роскоши былой остатки —

впрок припрятать, растянуть.


Только бы не в час свободы

и халявного житья

помнить — пошлое до рвоты

баснословье муравья.



* * *


Жизнь давно бессобытийна.

Бессюжетна прозы книга.

Что мне время карантина?

Что в обед к столу коврига


или ложка к щам да чашка,

коли мне привычно с детства,

благочиние монашки:

нищета и домоседство.


Что для Пушкина холера —

как не Болдинская осень?

У печи и секретера

карантин поэту сносен,


даже если не усилен

эпидемии причиной.

Как у Дикинсон — пожизнен,

добровольно-самочинен.


Скудно на увеселенье

бедное моё селенье,

но довольно мне пейзажей,

и тропы, и променажей.


И при этаком богатстве —

жизнь без внешних приключений,

внутренних полна течений

и глубокодумных странствий.



* * *


Кабы не было собак —

не было б прогулок длинных

в мае, средь лугов люпинных,

летом — в зной, зимой — в дубак.



* * *


Здесь дорога вьётся змейкой,

двухколейной буквой «З»

средь листвы зелёно-клейкой,

за семь вёрст от всех шоссе.


Две ретивые дворняги

деловито тянут след,

две кукушки паки-паки

мне наяривают лет.


В деревеньке блеют овцы,

брешут псы на все лады,

вечереющее солнце

зацепилось за сады.


Здесь, за городом, рекою —

как в Господних жерновах —

мука кажется мукою,

сущей чепухою — страх.


Мысли — в светлом непокое —

праздный обретя уют —

лишь за рифмами в погоне,

будто ласточки, снуют.



* * *


Тихой заводи ищешь, покойного места в душе,

слово «роздых» склоняешь в родительном лишь падеже,

и находишь привычку к терпенью, рутине, труду,

и врождённое свойство — не переносить суету.


Полон книгами дом, коих не перечесть и вовек.

Пусть глаголют они, а не суетный мил-человек.

Всё ж надёжней меж строк обретаться в желанных гостях

и вести диалог маргиналиями на полях.



* * *


Время сирени, цветущих садов,

скошенной первой травы,

и по ночам серенад соловьёв

о беспредельной любви,


что не встревожат уж больше меня:

я отлюбила своё.

Но Ты даруешь мне радости дня,

дом, и друзей, и зверьё,


в небе грозу, на реке лебедей,

в парке ежа на пути,

в тяжкое время болезней, скорбей

силы их перенести;


множество надобных в доме вещиц

и тех, что радуют глаз,

и занимательной книги страниц,

той, что читаю сейчас.


И в наступлении новой весны,

жажду начать всё с нуля,

страстно ловя весь поток новизны,

строчки единственной для.






 
Яндекс.Метрика