Денис Безносов
МЕТАФОРА ЗАКАТА
стихи

Безносов Денис Дмитриевич родился в 1988 году в Москве. Поэт, критик, переводчик. Автор книги стихов «Существо» (М., 2018). Совместно с Арсеном Мирзаевым подготовил к изданию двухтомное издание стихов Тихона Чурилина (М., 2012) и книгу переводов Вирхилио Пиньеры (М., 2014). Живет в Москве.


Денис Безносов

*

МЕТАФОРА ЗАКАТА



по мотивам востокова


в месте трояком свернута плоскость

неисправляема где

впредь обитая сведущ порядок

видит повсюду себя


пляшет по кругу он на шарнирах

вертятся кости его

вверх опрокинут скреплен затылок

проволокой с потолком


видит вращаясь смотрится всюду

смотрит и видит себя

выдолблен в полдне завтрашний вечер

где-то об этом поют



памятник


сплав непонятной    изогнутой речи

законам неким    подчинен но к сути

чтоб подобраться    к многому приучен

должен быть разум    ибо смысл иначе

не узреть тщетно    поглощая строки


неверно между    собой сопряженны

форм непривычных    в волокна вбирая

множество чтенью    препятствуя либо

слов неудобных    громоздя тугие

узлы где можно    напрямик без лишней


хитрости было    высказаться вместо

непроходимой    внутри густой вязи

идей другое    сообщить никчемных

кряжистых черствых    избежав метафор

в топь заводящих    по горло где вовсе


не разобраться    в чем дело не вызреть

мыслей воздвигнут    на бумаге сгусток

текста отныне    ему и быть гордым

нерукотворным    строением или

ничтожной суммой    случайных свидетельств



коммос


carrying away the little light dead people

t. s. eliot


уносят маленьких легких мертвых

выносят крупных способных дальше

спокойный близится теплый вечер


воспой оставшихся там сивилла

которым дали сжимать меж пальцев

иссохши пригоршни пыли праха


расплывчат контур крошатся тени

единожд сшитый с пустым пейзажем 

глухой девятый удар последний 


зияют щели на рыхлом небе

в безлюдном бергамо воют птицы

апрель из месяцев самый скучный



некто муньера


его поместили в малоприметной    нише внутри

взрыхленной веками    поверхности пообросшей

слоями дряхлой кожи    с проступающими насквозь

суставами каменными    угловатыми позвонками

кое-где рубцами змеящими    поперек плотной

костной ткани    брезжащими замаскированными

штукатуркой шрамами    мраморной обрамив аркой

и оставили там    в углублении тесном сидеть


задумчиво глядя на проходящих    мимо с тех пор

сбоку на проходе    в соборе чефалутанском

упрятанный под своды    в подлокотники уперев

костлявые высохшие    но спокойные свои локти

приподняв два пальца морщинистых    на руке правой

чахлы веки    сщуренные и полусомкнутые

на глазные яблоки    полые опустив каждый

предсказуемый день    перекрошенный слушает гул


кривых перемычек скрепленных    между окрест

лопасти разъяты    на скудные составные

песчинки выспрь вползая    механические хребты

ветвящейся проволокой    либо жидкостью между пальцев

просочась под глину сплотненную    где веществ топи

вязь волокон    вылепленных из разлагающихся

организмов в рыхлое    скопище числовых циклов

погружается год    продолжая себя повторять


так движется время в швы проникая    древних колонн

в сетку византийских    мозаик в кусочки смальты

вглубь вдавленного грунта    меж спрессованных кирпичей

к нависшей над туловищем    круглым города каменелой

голове поросшей кустарником    и потом дальше

в гущу света    рушащуюся переваривая

черепицу месиво    охристых небольших зданий

с переулками так    прорастают друг в друга часы


сжимается арка трещин скривленных    рытвины внутрь

камня принимая    послушно и между делом

вокруг тесня пространство    обреченного никогда

отсюда не выпутаться    ибо будучи в отдаленном

от людей посажен под тяжестью    пустоты месте

терпеливо    всматривается в перепутанные

механизмы времени    слушает болтовню зрячих

но не может понять    для чего и не может уйти




остров


почти незаметное издалека поросшее жухлой травой

лишенное какой бы то ни было иной поросли тесное пологое

посреди промерзшего на сквозняке залива между заостренных зубьев

двух полуостровов исторгнутое вулканом но в дальнейшем частично

погрузившееся под воду продолговатое пятно суши из двух неравных

частей одна из которых пожалуй напоминает баранью голову

клочок сырого неуютного нелепого пространства порой служащего

перевалочным пунктом для птиц щетинистую плиту с несколькими

водоемами редкими наростами скал каменной церквушкой

одноэтажным домом где располагается крохотное кафе кладбищем

развалинами форта и одиноким причалом можно пересечь

пешком от одного до другого края примерно за пятнадцать минут


во время отливов по всему контуру на поверхность взбираются

некогда прибитые к берегу изъеденные ржавчиной остовы кораблей

обгрызенные винты якоря циклопических размеров наполовину

врытые в грунт подъемные механизмы искривленные когти мачт

с налипшими водорослями панцирями моллюсков переломленные

хребты металлических трубок полые цилиндры лебедочных барабанов

с ошметками тросов и прочие разбросанные в грязи обломки

рыболовецких и грузовых суден вздымаются над плоскостью

наподобие не то оборонительных сооружений не то эксгумированных

во имя пристального исследования древних захоронений дабы позднее

вернуться в промозглую тяжелую воду смиренно пропадая из поля

зрения оставаясь однако там ожидать следующего оборота цикла

так же смиренно ворочающего грузные туловища волн


по выходным с октября по май трижды в день сюда и трижды

обратно ходит небольшой паром вмещающий около пятнадцати

человек на котором помимо немногочисленных желающих увидеть

пустоту то есть в сущности не увидеть ничего кроме скромных

построек пожелтевшей травы почернелых камней ветра скал

пожелтевшей травы камней скал ветра построек обрывающихся

троп беспорядочно разбросанных повсюду на остров отправляются

смотритель церкви официант он же повар и управляющий кафе

а обратно последний паром отходит от причала в полпятого вечера

но никто не считает прибывших никто не делает обхода никто никого

не ищет никому ни до кого нет дела на посадку отводится семь минут



метафора заката


еще светло но в самое

ближайшее время закат

вдоль горизонта желтым

а после красным вытянув

конечности цветом сошьет

землю с потухшим небом


скрепя по взлетной медленно

громоздкое тело ползет

глухо сопит внезапно

раздувши ноздри фыркает

затем поднимается над

мокрым асфальтом с каждой


секундой выше к желтому

задравши глазницы бока

круглы на солнце грея

сначала видит рыжие

полоски заката внизу

вскоре пробив сплошные


слои густого воздуха

взмывает над рябью поверх

белого цвета видит

внизу уже свершившийся

закат начинающий здесь

только готовить краску




 
Яндекс.Метрика