Сергей Костырко
КНИГИ: ВЫБОР СЕРГЕЯ КОСТЫРКО
Библиографические листки

КНИГИ: ВЫБОР СЕРГЕЯ КОСТЫРКО

*

Нестандарт. Забытые эксперименты в советской культуре. 1934 — 1964 годы. Сборник статей. Составители Ю. Вайнгурт, У. Никелл. М., «Новое литературное обозрение», 2021, 532 стр., 1000 экз.

Составленный на основе материалов международной конференции «Обретенное во времени: забытые эксперименты 1940 — 1960», проходившей в Чикаго (2017), сборник стал не отчетом о конференции (большинство участников здесь не представлены), а самостоятельной коллективной монографией, задача которой — пересмотр установившегося в постсоветское время отношения к соцреализму, отчасти попытка его реабилитации. Составители исходят из того, что представление о соцреализме как методе, который нарушил «поступательный ход» развития русского искусства, предписав его творцам прежде всего функцию жизнеустроительную (воспитание правильного советского человека, что в свою очередь потребовало от них фактически замены собственно искусства его имитацией, способной обеспечивать абсолютную доступность содержания произведения искусства для самых широких масс), — представление это следует считать чрезмерно упрощенным, не учитывающим, как утверждает автор вступительной статьи Юлия Вайнгурт, «сложность и пластичность» соцреализма. Второй составитель, Уильям Никелл, в завершающей сборник статье утверждает, что Луначарский, призывая деятелей советского искусства вдохновляться «здоровыми пластами искусства прошлого (например Ренессансом)», пытался «обеспечить культурному производству» стабильность, «связанную с достижением человечества». Разумеется, такой подход идеологических кураторов подразумевал «ряд ортодоксальных норм, которые следовало поддерживать посредством ограничений, принуждения, давления», но, по мнению западного слависта, результаты этого социально-культурного эксперимента оказались вдохновляющими: «Советские люди читали запоем и толпами ходили на балет и в оперу. Сможем ли мы извлечь какой-либо важный урок из этого эксперимента в создании публичного, коллективного искусства, основанного на единообразии — или даже единомыслии, — которое противоречит ценностям капиталистического искусства?»

В качестве статей, которые должны были бы продемонстрировать скрытые от поверхностного взгляда преимущества соцреалистического метода искусства перед ценностями «искусства капиталистического», составители помещают:


развернутую статью Саймона Моррисона о драматичном сюжете жизни и творчества композитора Галины Уствольской, музыка которой свободно исполняться стала только в постсоветское время; а также статью Бориса Гаспарова о композиторе Гаврииле Попове с похожим сюжетом;

статью Марка Липовецкого о творчестве «первых русских постмодернистов» Льва Ракова, Даниила Андреева, Василия Парина, составлявших, сидя в лагере, «Новейший Плутарх. Иллюстрированный биографический словарь воображаемых знаменитых деятелей всех стран и времен» (1950 — 1953);

статью Антона Свинаренко об устройстве времени в романе Павла Зальцмана «Щенки», над которым писатель работал с 1932-го по 1952 год, разумеется, работал «в стол», наследники смогли опубликовать роман только в 2012-м;

статью Кэрил Эмерсон о «частичной видимости» творчества Сигизмунда Кржижановского, у которого, как пишет автор, «лишь девять из более чем ста рассказов и новелл были напечатаны при жизни, и ни одна из его пьес не вышла в свет»;

статью Полины Барсковой о блокадной лирике Сергея Рудакова.


Перечисленные статьи составили основной корпус сборника, и, читая их, я так и не смог обнаружить обещанную составителями демонстрацию «пластичности социалистического реализма как эстетического метода и его восприимчивости к инородным эстетическим примесям», а также «неопределенность его границ». Напротив, персонажи перечисленных выше статей смогли реализовать себя в искусстве не благодаря, а вопреки диктату соцреализма. Собственно, об этом и писали авторы статей. Единственное, что могло бы свести вместе, скажем, прозу Кржижановского или Зальцмана с «Молодой гвардией» Фадеева или пьесами Корнейчука, это время написания, и только. И мне, например, логика составителей напомнила встреченный в сети пост защитника «подлинно советского искусства», которое оставило нам «шедевральные фильмы» Марка Захарова, песни Юлия Кима, романы братьев Стругацких и так далее (автор забыл вставить в свой список рассказы Шаламова или «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, которые тоже были порождением советской эпохи).

И, тем не менее, в завершение: я, например, очень рекомендовал бы этот сборник для прочтения — его составили работы, написанные ответственно и на высоком профессиональном уровне, ну а рамочка, в которую пытались поместить эти статьи составители, не особенно им мешает.


Татьяна Полетаева. Групповой портрет на фоне окрестностей. М., «ОГИ», 2020, 288 стр., 1000 экз.

Характер книги лирико-автобиографической прозы Татьяны Полетаевой во многом определил авторский выбор главных героев: Александр Сопровский (бывший мужем автора), Бахыт Кенжеев, Сергей Гандлевский, Алексей Цветков, Александр Казинцев, Наталья Ванханен и другие поэты, вышедшие из позднесоветского литературного подполья, чтобы остаться в истории русской литературы как особое явление под названием группа «Московское время», ну и, разумеется, в этом списке сама Татьяна Полетаева, поэт, один из учредителей «Московского времени». То есть книгу эту можно читать как литературные мемуары, автор которых пишет «изнутри» описываемых им процессов.

Однако перед нами не только и не столько «свидетельство очевидца и участника», а, повторяю, проза, чьи персонажи и жизненные ситуации, в которые они попадали, стали для автора материалом для художественного исследования жизни своего круга. Особой художественной полнотой тут обладают, естественно, образы Александра Сопровского и самой повествовательницы. Художественный эффект здесь достигается отчасти парадоксальным способом, именно потому как автор пишет прозу прежде всего документальную и стремится воспроизвести все с максимальной точностью, ну, скажем, историю их с Сопровским романа, а потом семейной жизни, увы, оборванной смертью мужа слишком рано; определение «документальная проза» здесь можно понимать буквально, поскольку автор вставляет в текст повествования письма (любовные), интонационный строй которых органичен для общего строя повествования Полетаевой. Ну и, соответственно, воспроизводится сама атмосфера жизни поэтического андерграунда 70-х, в частности взаимоотношения с «кураторами» из КГБ, отслеживавшими деятельность поэтической вольницы. И как раз вот это стремление к абсолютной достоверности, плюс выразительность и точность слова — пишет поэт — и наделяют персонажей повествования Полетаевой художественной полнотой. Что происходит почти непроизвольно — эти воспоминания для автора не только и не столько работа над историей литературы, сколько необходимость вглядеться в прожитую жизнь и понять, что вело их всех по жизни и почему жизни их сложились именно так, а не иначе. Вот две цитаты из книги, к смыслу которых автор подводит своего читателя не только изложением собственно событий, но и тем, что эти события стали фактом ее личной биографии: «Но вот в чем я уверена: его не стало потому, что тот запас свободы жить и творить, который отпущен человеку на целую долгую жизнь, он израсходовал, не прожив и половины ее» (О Сопровском); ну и еще — об «устройстве жизни»: «Мне всегда нравилось смотреть на людей, которые считают, что они справедливо заслужили свой успех, награду, удачу. Не хотелось бы их огорчать, но справедливости, скорей всего, нет — речь не о понятии, а о таком явлении как справедливость. Иначе как объяснить такую случайность, как жизнь, и такую несправедливость, как смерть? Возможно, то, как мы живем, и объясняет ошибку в определении: смерть — справедливость. Несправедливость существовала задолго до человека, появление которого и есть следствие несправедливости. Божественного одиночества. Сейчас мне кажется — в этом все дело»1.


Борис Пастернак в письмах, дневниках и воспоминаниях современников. Составитель А. Ю. Сергеева-Клятис. М., «Новый хронограф», 2021, 928 стр., 1000 экз.

Сегодняшняя литература о Борисе Пастернаке огромна и уже требует специального проводника в своем пространстве, в частности среди биографических книг о Пастернаке. До последнего времени список наиболее значительных книг о жизни поэта открывали следующие издания: Евгений Пастернак, Елена Пастернак «Жизнь Бориса Пастернака. Документальное повествование» (2004), Николай Вильмонт «О Борисе Пастернаке. Воспоминания и мысли» (1989), Дмитрий Быков «Борис Пастернак» (2005), Анри Труайя «Борис Пастернак» (2007). Активное использование разного рода мемуарных свидетельств о жизни Пастернака характеризуют книги Натальи Ивановой «Борис Пастернак. Участь и предназначение» (2000), «Пастернак и другие» (2003), «Борис Пастернак. Времена жизни» (2009).

Ну а самым полным собранием мемуарной литературы о Пастернаке до сих пор был том 11 из одиннадцатитомного собрания сочинений Пастернака (М., «СЛОВО/ SLOVO», 2005). И вот — новая, представляемая здесь его биография, составленная отчасти по классическому канону «NN в воспоминаниях современников». Среди вспоминающих о Пастернаке Корней и Лидия Чуковские, С. Н. Дурылин, М. В. Анастасьева, Евгений Пастернак, Я. З. Черняк, О. Г. Петровская-Силлова, А. В. Бархах, Т. В. Толстая, А. Н. Афиногенов, Н. Я. Мандельштам, Вяч. Вс. Иванов, Исайя Берлин, В. В. Леонович и многие другие.

От составителя: «Особенность этого издания в его многоликости, в попытке объединить в нем как можно большее количество разных по объему и широте материалов. И, конечно, без основополагающих воспоминаний близких к Пастернаку современников оно обойтись не могло. В этот том добавлено значительное количество новых текстов, либо не публиковавшихся никогда, либо опубликованных на иностранных языках в случайных периодических изданиях давней поры. Чаще всего — зарубежных».



1 Повесть «Значение сна», открывающая книгу, впервые публиковалась в журнале «Знамя» (2013, № 3) под названием «Жили поэты». См. также публикацию: Александр Сопровский. «Стихи и дружба — то есть жизнь…» Письма Александра Сопровского к Татьяне Полетаевой. Предисловие, комментарии и публикация Екатерины Полетаевой. — «Новый мир», 2020, № 12.






 
Яндекс.Метрика